Политика для Емелина – всё-таки не субъект, а объект. Толпы разгневанных горожан, политологи объясняющие, откуда взялись и на чью мельницу льют воду эти толпы (на мельницу Рейгана, знамо дело, нам про это замполит в армии рассказывал), свихнувшиеся музыканты и «собратья по перу», на кровавый режим сначала работавшие, а теперь этот режим коварно обличающие – просто массовка. И «пусть сильнее грянет кризис», чтобы количество этой массовки увеличилось. В выбранной роли, между Швейком и Игорем Северяниным – не поэт для массовки, а массовка для поэта. Движуха ему нужна, а не стабильность.