Политика Культура Общество Экономика Война Наука О нас

Прощай, умытый!

Только дубина стоеросовая может не понимать, что с любым соседом – хоть с человеком, хоть со страной – лучше всего жить дружно, ну, в крайнем случае – мирно, без ссор. Такой дубиной оказался президент соседней Украины Олесь Порошенко. Запретив русский язык, на котором говорит три четверти страны, объявив себя прямым кровным потомком Ярослава Мудрого, родившегося в Новгороде, приняв закон, по которому георгиевская ленточка признана гремучей змеей и её надо истреблять, он наконец плюнул в нашу сторону: «Прощай, немытая Россия!..». И наверняка же уверен, что это смертельный для нас яд огромной концентрации, ибо ведь так сказал-де поэт Лермонтов, которого кацапы считают великим. А на самом деле это глоток безвредной, но отвратительной болотной воды, поскольку наш великий поэт к мерзкому стишку не имеет никакого отношения. Его сочинил какой-то до сих пор не разысканный злобный русофоб.

0 комментариев

Пиратское счастье

Англосаксонская цивилизация (деньги и удача) когда-то столкнулась с испанской цивилизацией (служение и аристократизм – как в стихотворении Михаила Светлова: «Красивое имя. Высокая честь»). Идальго владели половиной мира, а постились и носили чёрное (что характерно, англосаксы впоследствии переняли эти внешние атрибуты правильного «господского» бытия). Противостояние завершилось победой англосаксов — эти были хитрее, ловчее, подлее. Прямодушная испанская честь-и-верность не выдержала конкуренции. Вместе с тем, осадочек-то остался: Голливуд, обслуживающий мир «чистогана и наживы», (так говорили в наши советские времена) транслирует заодно уж вечные англосаксонские добродетели. И – тему победы над испанским миром. Поэтому Армандо Салазар — отрицательный герой, Мистер Зло, чёрная смерть, а Джек Воробей и Гектор Барбосса — милые парни.

0 комментариев

Страшный русский златоуст

Митрополит Иоанн (Снычёв) никогда не считал себя политиком. «Я не политик, я пастырь», — говорил он. Но все политики и идеологи страны вынуждены были обратить свои взоры в сторону Невских берегов, откуда раздавался этот голос. Для некоторых слово Петербургского митрополита звучало откровением, а иные слушали его со злобой и ненавистью. Ибо он звал совсем не туда, куда стремились попасть новоявленные российские нувориши. Он звал ко Христу, утверждая, что только в Нём и только с Ним Россия обретёт свою истинную судьбу. И в условиях тяжелейшего кризиса российской государственности, в пору духовной деградации русского общества митрополит Иоанн стал тем духовным звеном, которое соединило современную Россию с её многовековой исторической и религиозной традицией. Перед лицом оголтелой либеральной русофобии и богоборческой, антихристовой глобализации он доказал жизнеспособность «русской идеи» — идеи служения Христу.

0 комментариев