Политика Культура Общество Экономика Война Наука О нас
Невзороф вылетел из Спасских ворот верхом на палочке, которую венчала конская голова. Цокая языком, подбоченившись, он подлетал к коробкам швейцаров и по-командирски приветствовал их: "Здравствуйте, товарищи швейцары!" И в ответ раздалось громогласное: "Чего изволите, Александр Глебыч?" Подлетел к банщикам и воскликнул: "Здравствуйте, товарищи банщики!" И в ответ прозвучало: "Никак нет, Александр Глебыч". Подскакал к следующей коробке и крикнул: "Здравствуйте, товарищи правозащитники!" И в ответ услышал: "Вечная память, Александр Глебыч". Когда, громко цокая, он завершал обскок полков, к нему подбежал ярый мужик из газеты "Завтра": "Не вели казнить, вели слово молвить". "Чего тебе, детинушка?" — не слезая с коня, спросил Невзороф. "Как же, батюшка царь, пожалуй мне шубу со своего плеча, ибо я Сибирь покорил и тебе принёс". Невзороф сдёрнул с плеч шубу, сшитую из хомячков, и одарил ею верного казака, отправив на север покорять Арктику
Нам стало известно содержание второго тома "Мёртвых душ" Гоголя. В нём рассказывалось о трогательной дружбе, которая завязалась между Чичиковым и Невзорофым. Они встретились на Троекуровском кладбище, где Чичиков искал могилу Маннергейма. Поиски затянулись. Могила не была найдена, а дружба завязалась. И они решили баллотироваться в Государственную думу. Основали партию, которая называлась "Партия замедленного роста". Собирали членов своей партии на московских кладбищах, в чём у Чичикова, судя по первому тому, был немалый опыт. В партию вошли Щепкина-Куперник, Мамин-Сибиряк, Лебедев-Кумач. Соловьёв-Седой, Бонч-Бруевич, Белосельцев-Белозерцев, Есенин-Вольпин, Немирович-Данченко и Всеволод Большое Гнездо. Списки зарегистрировали в Центризбиркоме. И хотя списочный состав был невелик, но число членов партии, благодаря фамилиям, сразу удвоилось, и регистрация состоялась. В программе партии говорилось, что она станет бороться за сокращение продолжительности жизни, и гражданам, достигшим пятилетнего возраста, будет обеспечена пенсия.