Политика Культура Общество Экономика Война Наука О нас

Бельгийский бадабум

особое мнение о заказчиках и организаторах терактов в европейских столицах

"Бум! Большой Бадабум!" — так в фильме "Пятый элемент" прелестная инопланетянка Милла Йовович пытается объяснить кандидату в спасители человечества Брюсу Уиллису суть грядущей глобальной катастрофы.

Примерно так же европейские и российские СМИ объясняют очередные теракты, на этот раз в Брюсселе: "Во всём виновато ИГИЛ!".

Что происходит? Большой бадабум!

Пафос скорби и сочувствия, естественно, не тот, что во время парижских атак.

Брюссель не Париж — его "страх и ненависть" не проступают в Интернете миллионами красно-чёрно-жёлтых аватарок, подобно тиражировавшимся сине-бело-красным, когда всё стонало: "Париж, мы с тобой!".

Латинский квартал не Мальбек, а Нотр-Дам — не Европарламент: эмоции сопереживания не те.

Парижские кофейные и журнальные расстрелы — покушение на великий туристический миф, на "праздник, который всегда с тобой", на чашечку кофе с круассаном за круглым столиком утром где-нибудь возле Люксембургского сада, на хрипловатый голос Пиаф. 

Брюссельские взрывы — разве что на Писающего мальчика, устриц, пиво, какое-то универсальное чиновничество, символизирующее прогресс и единство европейской цивилизации, да ещё эстрадные страсти малоизвестного Жака Бреля.

Почему стоит говорить именно о мифах как объектах атаки? Потому что иного смысла эти бессмысленные жестокости не имеют.

Ни одной политической цели — ни в Париже, ни в Брюсселе, а ранее — в Лондоне. Не странно ли?

Какие-то зеваки в кафе, какие-то подростки на концерте, какие-то абстрактные люди в метро и аэропорту…

И это в городах, перенасыщенных именно политическими целями изощрённых террористов. Государственными зданиями, в фойе которых, да и перед входом в которые в час пик легко взорваться смертникам, убивая чиновников. Полицейскими участками, да и просто полицейскими или военными на улицах.

Тот же вход в Европарламент, с постоянными толпами клерков, — чем не мишень для безумцев?

Но почему же они, эти исламисты-игиловцы, столь свирепые и жестокие на Ближнем Востоке, — в терактах на территории Европы оказываются бессмысленными тупыми убийцами ни в чём не повинных горожан?

Да ещё и с высокой долей вероятности наличия среди жертв — особенно в брюссельском метро и аэропорту — значительного количества мусульман, в том числе, возможно, сочувствующих антиасадовской коалиции, включая ИГИЛ? Кто ездил в подземке бельгийской столицы — знает, что этнических европейцев там не очень много. 

При анализе боевых действий ИГИЛ в Сирии и Ираке первое, что приходит в голову: "Они — не идоты!" Их стратегия и тактика выверены, их армия организована и дисциплинирована, их оружие вполне адекватно эпохе.

Смертники применяются. Но — при атаке политических целей (генштаб сирийской армии был взорван смертником) и укреплённых блок-постов — как это было, например, при атаке "Джабхат ан-Нусрой" блок-поста перед христианской Маалюлей в Сирии. 

Сначала пикап со взрывчаткой и смертником за рулём взрывается на блок-посту, унося жизни пары десятков солдат и ополченцев, калеча и контузя остальных, потом стремительная атака джипов с ДШК и гранатомётчиками на крыше — и город взят.

Всё логично. Без смертника жертв атакующих было бы в разы больше, а тот же смертник всё равно, скорее всего, мог погибнуть при атаке укрепрайона. Его самопожертвование оправдано в военном смысле, он всё равно уже был внесён беспощадной логикой войны в неизбежные потери.

Но зачем тому же ИГИЛ, сражающемуся одновременно с Асадом, курдами, антиасадовской оппозицией, багдадским шиитским правительством и периодически бомбимому то Россией, то США, то Францией, то какой-нибудь Англией, — взрывать смертника в невинном Брюсселе и способствовать созданию широкой европейской антиигиловской коалиции, мечтающей вторгнуться на территории Сирии и Ирака, — ума не приложу!

Это громкое, кровавое и страшное действие противоречит логике ведения большой войны. Она, эта логика, гласит, что ряды противников надо разобщать и всячески препятствовать их консолидации.

Парижские и брюссельские взрывы, напротив, консолидируют и сплачивают европейские антиигиловские силы, вселяют в трепещущие сердца и души "еэсовских" обывателей мужество и готовность мстить.

Версий, собственно, всего две.

Версия первая — психопатическая. 

Игиловские фанатики сошли с ума, их действия не поддаются нормальной логике, они действуют, исходя из химер и фантазмов своего безумия. 

А безумие их основано на ненависти ко всему, что связано с миром, объявленным ими "миром неверных", кяфиров.

Ну, типа, кого ни убьёшь в этой кяфирской Европе — не промахнёшься. А попадёшь в муслима — сам виноват, не живи среди кяфиров. 

Этот кинематографический образ мусульманского террориста слишком уж навязывается нам спецслужбами, медиа и всякими экспертами по терроризму.

Именно поэтому он — полная ерунда. Мы живём не во времена Синдбада-морехода, когда мусульмане допускали существование птицы Рухх и песьеголовых. Сегодняшние Синдбады прекрасно знают, как устроена Европа и какие бонусы жизни, безопасности и возможности поддерживать борьбу в местах реального противостояния (на Ближнем Востоке, например) она даёт.

Многие террористы (или обвиняемые в терроризме — как правило, мы получаем трупы или младшего брата Царнаева с перебитой трахеей в виде доказательств их вины) жили, учились и прекрасно себя чувствовали в той же Бельгии или Франции.

Но парадокс: гадят безумные бородатые человеконенавистники там, где, в принципе, живя тихо-спокойно, можно проделывать массу столь нужных тем же ИГИЛ или "Аль-Каиде" делишек: от доступа к современным технологиям до элементарной прокачки и вложения в легальный бизнес преступных денег.

Можно сказать, конечно, что цель фанатиков — посеять панику, заставить "почувствовать неверных то же, что чувствуют мусульмане Ближнего Востока под постоянными бомбовыми и ракетными ударами западных коалиций".

Но достигают-то террористы прямо противоположного результата: консолидации европейских элит, выделения парламентами дополнительных ассигнований на антитеррористическую и военную деятельность, роста популярности опостылевших всем "лидеров государств", позирующих перед телекамерами в роли "отцов наций", духовной мобилизации "евро-хомяков" и тому подобных военных труб и барабанов. 

Так зачем им это надо? Ответ один: они фанатики и психопаты, не просчитывающие последствия вперёд даже на пару ходов, заворожённые простой возможностью бадабума… 

Иное объяснение их действиям трудно придумать. 

Версия вторая — конспирологическая.

Всем известно слово "Гляйвиц". Так назывался маленький немецкий городок, где располагалась радиостанция, вещавшая на Польшу. 

Однажды ночью на эту радиостанцию напали злые поляки (в польской военной форме) и все немцы были, естественно, убиты. Этот страшный теракт был настолько невыносим для честного и чистого "арийского" духа, что Германия решила отомстить Польше. Началась Вторая мировая война. 

После которой, правда, выяснилось, что поляки на Гляйвиц не нападали, а напали на него немецкие уголовники, переодетые в польскую форму и аккуратно перебитые потом с выкладыванием рядком под фотообъективы бдительным абвером. 

С тех пор Гляйвиц стал универсальным синонимом политической террористической провокации.

Каковы последствия парижских и брюссельских терактов для ИГИЛ, если на минутку мы предположим, что они — не просто психопаты-маньяки, а хоть немного планирующие войну люди? 

Только негативные: отказа Франции или Бельгии от войны, разобщённости европейцев, солидарности с мусульманскими повстанцами Ближнего Востока не только не наблюдается, но последствия атак прямо противоположные…

Самые что ни на есть милитаристско-перспективные. Вот лозунги и смыслы Европы и их политические последствия: 

"Мы едины в противостоянии террору!" — усиливается запугивание общества и проталкивание новых драконовских антитеррористических законов, уменьшающих пространство демократических свобод;

"Долой мигрантов как угрозу европейским ценностям!" — возрастает возможность возрождения национализма как способа разделения европейских народов, усиления власти над этими народами транснациональных секретных "антитеррористических" спецслужб и подобных им "контор", иными словами — фашизация европейского общества;

"Разгромим терроризм на его территории!" — идёт подготовка к неоколониальному вторжению европейских сил НАТО на территорию Ближнего Востока — самый важный с точки зрения энергетики регион мира — возрождению "старушки Европы" как мирового игрока.

Последний лозунг самый важный. 

В современном лицемерном мире непросто объявить, что ты хочешь поработить Сирию или Ирак, разделить их территории, посадить там марионеток и качать оттуда нефть или газ, — как-то не принято. 

"Бремя белых" — цивилизаторский пафос окультуривания окружающих европейцев варваров — больше не оправдывает колониальные войны.

Страшная забота об установлении в Ираке, Сирии, Палестине: древних и культурных областях человеческой цивилизаци, — "демократии" по типу штата Кентукки или германской земли Шлезвиг-Гольштейн тоже "не прокатывает". 

Попытки "демократизации" Ирака, Ливии, Афганистана или Сирии уже привели к чудовищным жертвам среди местного населения, росту религиозного фанатизма и появлению устойчивых повстанческо-террористических армий. 

А к демократии не продвинули эти регионы ни на йоту — максимум, укрепили власть военных диктаторов и тиранов.

Значит, главной причиной западной неоколониальной экспансии на Ближний Восток может быть только "борьба с терроризмом" — с большим "бадабумом", который порождает безумцев, расстреливающих кафе, юмористические журналы, взрывающих метро и аэропорты, — всё то, что так дорого городскому обывателю, полагающему комфорт, безопасность и развлечения смыслом своей жизни и высшей ценностью всего человечества.

И это, похоже, надолго…

Поделиться:
Loading...
  • Слишком много нестыковок в этом терроризме, чтобы отметать конспирологическое объяснение. Вспомним "бен Ладена" который ест под камеру левой рукой, что невозможно для мусульманина. Даже если он левша. Терроризм - хорошая плеть, чтобы загнать мир в оруэлловское стойло тотального контроля. Что и наблюдаем последние 20 лет. Технологии позволяют, осталось подвести обоснование.
  • Уважаемый автор несколько упрощает, по-моему.

    Не пустили террористов к важным телам. В Париже - точно. В Брюсселе они, поди, и сами не пошли: около важных тел всегда много телохранителей. Застукали бы и взяли под белы руки, вот и всё.

    Вот и достаётся обывателям.
  • Вторая версия - никакая не конспирологическая. а самая что ни на есть логичная. Американец Фолкнер после 2 мировой и Хиросимы с Нагасаки заявил, что страх - главное оружие, с помощью которого сильные мира сего держат народы в подчинении. И он прав на все 200 %.
комментарии работают с помощью Disqus