Политика Культура Общество Экономика Война Наука О нас

«Дефективный менеджмент» в науке

5 января 2016 2
Вопрос профессору Валентину Семёнову

«ЗАВТРА». Валентин Евгеньевич, более пятидесяти лет Вашей жизни связаны с Петербургским государственным университетом, эволюция российской науки и образования проходила на Ваших глазах. Связана ли современная наука с реальной жизнью общества, способна ли решать актуальные проблемы? 

Валентин СЕМЁНОВ, доктор психологических наук, профессор. 

60-е годы, когда я учился и начинал работать в области социальной психологии, были вдохновенным временем, когда мы думали, что способны переделать весь мир, помочь ему стать совершенным. В НИИ комплекса социальных исследований, куда я пришёл младшим научным сотрудником, а потом стал директором этого института, разрабатывались планы социального развития - в стране, благодаря им, появлялась новая социальная среда, люди начинали по-другому относиться друг к другу. И когда на моих глазах руководитель предприятия приходил с букетом цветов поздравить простую работницу и делал это искренне, это тоже был результат. Мы просто учили людей понимать, что все нуждаются в понимании и доброте, и самый маленький подчинённый на самом деле личность.

Но постепенно эта человечность начала выветриваться, а самое удивительное и ужасное, что после перестройки, которую, откровенно говоря, мы ждали, потому что, конечно, надоел бюрократизм, «дорогой Леонид Ильич», застой, что мы увидели? Во что превратился и наш университет, и другие научные организации? У меня вот много знакомых в Академии наук, в Институте психологии. Так вот, мы снова увидели бюрократическую систему, но заимствованную на Западе, где она устарела. 

Менталитет наших чиновников – это что-то потрясающее, эта генетика социальная, которая передаётся из поколения в поколение. Вы знаете, что писал Иван Аксаков: «Веруя безусловно в преимущества европейской цивилизации, наши доктринеры-чиновники с жадностью хватаются за разные образчики европейского прогресса… Для них, проповедующих уважение к личности человеческой, народ – tabula rasa, на которой вырезай резцом что хочешь! Уроки истории – им решительно нипочем!»

Фурсенко, Ливанов – им уроки истории тоже нипочём абсолютно. Всё повторяется! Посмотрите, что произошло: в 60-е, в начале 70-х годов, когда наша теория практически влияла на человеческие отношения, она привела к тому, что люди стали друг друга очень хорошо понимать. Мы замечали это на предприятиях, где консультировали служащих, наблюдали за обстановкой много лет. Сейчас мы видим отчуждение: руководство - одно, подчинённые – другое. К сожалению, это происходит и в Академии наук, в образовании. В конце 2007-го года в нашем учебном заведении были ликвидированы все научные институты, уцелел один наш, самый маленький, единственный социально-гуманитарный институт. Да и  то лишь потому, что мы вошли в состав факультета социологии. Решили, что так будет экономичней.

И мы пришли к грантовой системе науки. Причём западные учёные, с которыми я работал, общался, рассказывают, что у них «длинные гранты» - то есть гранты выделяются длительный период времени, можно работать пятнадцать лет. А сейчас грант выделяется на два-три года, работают над проблемой пять-семь человек, что за это время можно изобрести, сделать?

Ещё один аспект: в Советском Союзе успехи науки трактовались по результату, а сейчас трактуются исключительно по публикациям! Только бумажная публикация и  является конечным продуктом и рейтинг, индекс Хирша. У меня есть и индекс Хирша и зарубежные публикации. Но я вижу, что всё это блеф. Сейчас, к сожалению, возникли журналы, которые за деньги публикуют людей, и у нас, и за рубежом, но какой смысл в таких публикациях, в сомнительной известности их авторов? Это напоминает коррупционную схему. А конечный результат никого не волнует! Мне трудно смириться с таким положением дел. В феврале 2015 года я уволился по собственному желанию из университета, которому посвятил десятилетия.

Сложно работать в атмосфере, когда наука стала только бумажной, когда критерием её достижений стала оценка так называемого «мирового сообщества», которое нам сейчас оппонирует, и которое вряд ли способно понять социально-психологические проблемы российского общества – они в упор не видят их, ведь у нас другой менталитет, другая идеология! А идеология в гуманитарных науках неизбежна.  

Ещё одна беда - в научной среде возросло количество бюрократов, теперь юрист на каждом факультете, отдел кадров на каждом факультете, какие-то девочки бегают с папочками туда-сюда, абсолютно бессмысленная деятельность.

Всё это ведёт к упадку науки. Народ у нас мудрый, и выражение «эффективные менеджеры» переиначил  на  «дефективные менеджеры», «дефективный менеджмент».

К сожалению, индивидуализм, который долгое время культивировался в научной среде, теперь мешает учёным выступить против этих проблем сплочённой группой и победить.  

Источник http://www.dentv.ru/ 

Примечание: h-и́ндекс, или и́ндекс Хи́рша — наукометрический показатель, предложенный в 2005 году аргентино-американским физиком Хорхе Хиршем из Калифорнийского университета первоначально для оценки научной продуктивности физиков. Индекс Хирша является количественной характеристикой продуктивности учёного, группы учёных, научной организации или страны в целом, основанной на количестве публикаций  и  количестве цитирований этих публикаций. 

Поделиться:
Loading...
  • "Валентин Евгеньевич, более пятидесяти лет Вашей жизни связаны с Петербургским государственным университетом, эволюция российской науки и образования проходила на Ваших глазах."

    ------------------------------------------------------------

    Из воспоминаний Л.А. Вербицкой, "А.Д. Александров - незабываемый ректор ЛГУ" (из книги "Академик Александр Данилович Александров. Воспоминания. Публикации. Материалы.-М.: Наука. 2002.")

    "И вы знаете, в те трудные времена решиться стать ректором Ленинградского Университета, в 52-то году, когда в 50-м году, - еще и двух лет не прошло с того момента, - был расстрелян ректор Университета Александр Васильевич Вознесенский. Когда всем вам хорошо знакомый университетский коридор, нашу гордость, называли "арестометром", потому что со стен этого коридора все время исчезали портреты арестованных профессоров, и решиться стать ректором - нужно было иметь колоссальное мужество."

    Из воспоминаний О.А. Ладыженской "Очерк о жизни и деятельности Александра Даниловича Александрова" (там же):

    "А.Д. ринулся в ректорскую работу со всей присущей ему страстностью. За двенадцать лет пребывания на этом посту (с 1952 по 1964 гг.) он смог сделать многое для очищения университета от многолетней накипи. Он открыл двери талантливой молодежи, ставя на первое место не анкетные данные или комсомольско-партийный стаж, а способности человека к избираемой им профессии. Он бился за эти принципы, отстаивая право на работу в университете способным людям. Это дорого ему стоило, но он не уставал расплачиваться за важные дела всем тем, что имел. Защищал он и видных ученых, подвергавшихся тем или иным гонениям. Так он сохранил и во много раз приумножил научный контингент университета. до сих пор составляющий основу его кадров.

    Увы, вместо благодарности А.Д. "схлопотал" несколько партийных выговоров и в конце концов вынужден был уйти из университета. И это несмотря на то, что в 1953-1954 гг. он был депутатом Ленсовета и в 1956-1959 гг. членом Ленинградского обкома партии, а с 1959 по 1963 г. - депутотом Верховного Совета РСФСР."

    Наука не существует сама по себе. Наука - это прежде всего ученые. Судя по приведенным воспоминаниям, организация науки - это прежде всего решение кадровых вопросов. Поэтому менеджмент, какой бы он ни был (плохой или хороший) это реальный способ управления наукой.

    А чтобы объективно его оценить необходима более детальная информация о кадровых решениях: ставятся ли на первое место анкетные данные или комсомольско-партийный стаж или способности человека к избираемой им профессии? Об этом нам не известно. Заслуживает ли профессор, чтобы его портрет просто сняли со стены "арестометра" или приговорили к чему-то большему - понять трудно.
  • Российская наука отстала от западной давно - недаром в реальной жизни, в быту мы пользуемся вещами, произведёнными на Западе, а то и в Азии.
комментарии работают с помощью Disqus