Политика Культура Общество Экономика Война Наука О нас

Резьба оконная

наличники и их роль в русской культуре

В гостях у "Завтра" — фотограф и автор виртуального музея наличников nalichniki.com Иван Хафизов.

"ЗАВТРА". Иван, многих людей, которые заходят на ваш сайт, интересует один вопрос: почему вы увлеклись именно наличниками, а не, например, коваными решётками эпохи ар-нуво или какими-то архитектурными излишествами сталинской эпохи? Почему именно наличники — ваша страсть?

Иван ХАФИЗОВ. Всё началось с города Энгельса Саратовской области. Я был там в 2007 году, в июле, в командировке и ходил-бродил по городу, фотографировал… Будний день, жара, людей практически нет. Выделил цветные окошки, стал их снимать. Там нет особенной резьбы, дома очень простые, лаконичные — три-четыре окна в ряд. Одно, второе, третье окно, первая сотня, вторая сотня… С этих окошек всё и пошло. 

Я думаю, что именно они включили во мне какой-то механизм коллекционирования. Если бы я поехал в какой-нибудь другой город, в Марийскую республику, например, где просечное железо, я, может быть, начал бы фотографировать дымные трубы и просечное железо. Кто знает?..

"ЗАВТРА". То есть это случайно произошло?

Иван ХАФИЗОВ. Не совсем, я вообще собиратель по жизни. Фотографировал и канализационные люки, и номерки в гардеробах. Потом стал окошки фотографировать. Я тогда даже не называл предмет своего коллекционирования наличниками. Из-за этого даже была идея назвать коллекцию "Russian windows"… 

"ЗАВТРА". А какие бывают наличники? Есть какие-то общие тенденции?

Иван ХАФИЗОВ. Совсем недавно, в 2000-х годах, была опубликована научная работа по типологии наличников Вологодской области. До этого, в советское время, была создана типология по наличникам Урала и Поволжья. Типологии наличников России (общетерриториальной) не существует. Я предложил свой вариант типологии, основанный на очень простом принципе возрастания сложности, где единичка — это самые простые, лаконичные окна, 2 — посложнее и 5 — самые ажурные, красивые. Когда будут отсняты все регионы, нужно будет делать другую типологию, уже более научную, историко-искусствоведческую.

"ЗАВТРА". Когда наличники появились в русской традиции?

Иван ХАФИЗОВ. Где-то, примерно, в XVII веке. Появление наличника связано со стеклом. До этого тоже можно говорить, конечно, о наличниках. Сначала было маленькое-маленькое окошко, толщиной в бревно, — волоковое окно. Потом окна стали чуть-чуть увеличивать и вставлять в них уже маленькие досочки. Вот это — самые первые наличники. Конечно, они не были изначально резными. Хотя традиция вырезать из дерева очень древняя. В Великом Новгороде находили при раскопках резные доски XI—XII вв. Дома также расписывали, но археологически, конечно, это подтвердить трудно. На данный момент мы просто можем сказать, что слияние древнейших традиций деревянной резьбы и росписи домов и дало нам в итоге наличники.

"ЗАВТРА". То есть это традиция нового времени, XVII век, в Европе уже царила эпоха барокко. Получается, мы не можем говорить о каких-то сакральных смыслах наличника?

Иван ХАФИЗОВ. Вот тут очень интересно. В середине‑конце XIX века издавалось много альбомов по деревянному зодчеству. Тогда тоже стоял вопрос, как и сейчас, об исчезновении деревянной архитектуры. Поэтому велась целенаправленная работа по популяризации искусства, связанного с деревом. Совпало это с тем, что появилась пропильная резьба, которую крестьянин довольно просто, не обладая каким-то особенным художественным вкусом, навыками, мог сам вырезать и украсить свой дом. 

Эти альбомы делались в Москве архитекторами. Естественно, опирались они на то, на что можно было: на вышивку, на кружева, то есть на орнаментальные мотивы, которые были известны. Вот так, можно сказать, искусственно, эти мотивы проникли в жизнь. Если в вышивке существовала фигура роженицы, традиционная для вышивки, то она появилась и в деревянном зодчестве. Была ли она до этого в деревянном зодчестве или нет, сейчас сказать очень сложно. Потому что на тех образцах деревянного зодчества, которые сохранились до середины XIX века, их нет. Тем более что тогда была не пропильная, а глухая резьба. Съездите в костромской Музей деревянного зодчества, где стоят дома первой половины XIX века, там вы не увидите этих мотивов. 

"ЗАВТРА". В календаре, который вы издали, есть наличник с барочными композициями в духе эпохи Людовика XV. Откуда такие фантазии могли быть у крестьянина?

Иван ХАФИЗОВ. Вероятно, речь идёт о суздальском купеческом особняке. Он, насколько известно, заказывал резчиков чуть ли не из Москвы. Это были образованные люди, которые сначала сделали чертёж, связали его с общей архитектурой дома. В том доме всё в едином ключе выполнено. 

Вообще, Суздаль в этом смысле — город довольно загадочный. Он вобрал в себя очень много от соседних областей. Там одновременно существует несколько типов, несколько школ резьбы. Они очень интересно соседствуют друг с другом, переплетаются, но вот суздальского, чистого местного стиля я пока не нашёл. 

"ЗАВТРА". Были случаи, когда хозяева начинали ругаться или, наоборот, помогали, что-то рассказывали? 

Иван ХАФИЗОВ. По-разному было. В крупных городах никто внимания не обращает. А в маленьких посёлках, сёлах ты идёшь, сфотографировал первый дом — жители третьего уже стоят, ждут, когда ты к ним подойдёшь. Когда подходишь, они обязательно интересуются: "А что это вы тут нас снимаете?" Я рассказываю, и через 10 минут уже знает об этом вся улица. Потом мне дают какой-нибудь адрес, по которому нужно обязательно сходить, потому что "у нас там самый красивый дом". 

В Спас-Клепиках, это Рязанская область, мне дали адрес местного резчика. Я нашёл этого человека. Он меня пригласил в дом, показал свою первую работу — комод, сделанный очень красиво, нетрадиционно. Человек резал наличники лет пятнадцать, у него сложилась вся улица. Если он продолжит ещё лет десять украшать Спас-Клепики своей резьбой, то Спас-Клепики будут кардинальным образом отличаться от всей Владимирской области, потому что там будет другой, свой стиль. Вот так, постепенно, дом за домом происходит смена стиля — со старого на новый. 

"ЗАВТРА". Русская провинция живёт своей особой жизнью. У неё есть пока особенные потрясающие мастера.

Иван ХАФИЗОВ. Я очень хотел в какой-то момент сделать на сайте раздел для резчиков, чтобы они могли зарегистрироваться и как-то контактировать. Но ни один резчик не выступил с инициативой. Они далеки от Сети. 

Конечно, сейчас появились компании, которые занимаются резьбой целенаправленно. Но, в большинстве, в России всё-таки живут локальные, кустарные производства.

"ЗАВТРА". Интересно, а в Москве есть где-нибудь наличники? 

Иван ХАФИЗОВ. Когда я стал целенаправленно искать наличники, году в 2008‑м, в Челябинске, то пришёл в пожарную часть. Мне казалось, это логично: в пожарной части должны знать места скопления деревянных домов. Но ошибся. Оказывается, они работают по вызовам, а не по профилактике этих домов. 

В Москве самый, наверное, известный — это дом Пороховщикова в переулках Арбата. Он очень солидный и легкодоступный, к нему ходит очень много туристов. Потом, есть знаменитая Погодинская изба. Она стоит на Погодинской улице — это в районе метро Фрунзенская. Очень красивая, голубая изба. У неё очень интересная история. В ней в своё время проходили литературные чтения, Есенин, Блок читали… Она построена в 1850 году, украшена, есть ставни, фронтон, есть наличники. Все элементы уже есть, уже разработаны. 

Кстати, если в Москве есть ставни, то в Московской области ставен никогда не было. Ставни — это Карелия, Архангельская область, Саратовская область, Урал, Забайкалье. На севере — это Кольский полуостров и Архангельская область, Карелия — ставни нужны в первую очередь для того, чтобы спать, когда полярный день. На юге ставни — от солнца. На Урале — очень сильные ветры. В Забайкалье — от холода. Правда, одна женщина мне прислала сообщение, что "всё это неправда, что вы говорите про ставни: ставни — чтобы медведи стёкла не били, потому что в XIX веке стёкла были дорогими, и поэтому делали ставни". 

"ЗАВТРА". Наличники — чисто русское явление?

Иван ХАФИЗОВ. Бездоказательно, но, думаю, да. Я работаю в рамках теории, что зародились они всё-таки в Нижегородской области. Там были очень сильные резчики, которые украшали корабли. Наличники Нижегородской области очень разнообразны, в них можно даже увидеть мотивы каменных храмов, которые характерны для Владимирской области. 

Развитие наличников произошло в XVIII—XIX вв. в том числе и из-за того, что стало развиваться пароходство и большое количество деревянных резчиков осталось не у дел. Более того, есть свидетельства, что первыми украшениями деревянных домов были именно доски с кораблей. Оттуда проникли в деревянное зодчество русалки, какие-то орнаменты, которые более характерны для кораблей, морские львы, ещё что-то. Именно в Нижегородской области такие забавные львы с улыбками. 

"ЗАВТРА". В каких городках Московской области можно посмотреть наличники?

Иван ХАФИЗОВ. Куда не добралась война. Восток Подмосковья — Егорьевский район, так называемая Гуслица, Подольский район. 

Вообще, есть такая тенденция, что чем богаче город живёт, тем меньше в нём деревянного зодчества сохраняется. Моды на это нет, люди их убирают. 

Хотя, пока в России уникальных домов — поле непаханое. Всего многообразия, конечно, пока не получается показать. Тем более, что движение любителей наличников совсем молодое, ему только три года.

"ЗАВТРА". Вы собираетесь издавать альбом?

Иван ХАФИЗОВ. Сейчас как раз идёт сбор средств. Идёт успешно, думаю, первый том получится. 

Самое для меня приятное… Я вижу цель не в книге, а в фотоматериале, который будет снят, который потом можно будет исследовать, можно будет по нему вырезать, делать чертежи, детские раскраски. 

Я надеюсь, что мой альбом позволит запустить тот механизм, который запустили в конце XIX века, когда "пошли в народ" эти чертежи и мастерство стало развиваться постепенно, накладываясь на традиции каждой местности. Книга плюс сайт, надеюсь, запустят этот механизм, и всё это реинкарнируется и начнёт развиваться. Мне, конечно, хотелось бы, чтобы деревянное зодчество стало модным. Если это будет модно, то люди сами будут красить наличники, сами будут сохранять старые, будут заказывать новые, невзирая ни на какие средства. 

"ЗАВТРА". А у вас есть какой-то самый любимый наличник, чтобы вы его запомнили, и он сразу поразил воображение? Один-единственный?

Иван ХАФИЗОВ. Нет, наверное. Знаете, как у меня? Ты находишь окно и влюбляешься в него, пока не увидишь следующее. У меня был сначала Энгельс с его разноцветными окошками, потом Ростов Великий с его драконами на каждом наличнике. Потом Рязань с её псевдорусским стилем, немножко рубленым. Потом дом Пороховщикова. Очень интересный там есть наличник, мне очень нравится: луковичной формы, один из самых запоминающихся. Потом попал в Томск, там глухая резьба, это незабываемо! 

Следующим был Егорьевск, егорьевская резьба тоже особенная… Томск — барокко, ампир, большие стили, суровые. Наличники там некрашеные, почти чёрного, тёмно-деревянного, седого цвета, а раньше были белые, представляете? Егорьевск — наоборот, крашеный, там всё так красиво, ажурно, немного тяжеловесно, по-староверски, но при этом, по сравнению с Томском, разухабисто. Я в Егорьевск был влюблён долгое время и очень советую, если кто-то хочет посмотреть Подмосковье, то, конечно, надо ехать в Егорьевск. Ближе, наверное, ничего такого нет. Дальше я попал в Нерехту Костромской области… Это совершенно разнузданное деревянное зодчество. Там красный дом с синими наличниками, жёлтые наличники с красными точечками, зелёные на синем доме. И при этом всё ажурное. Это какое-то совершенно развязанное и абсолютно свободное народное творчество. Нерехта — совершенно неизвестный городок, но очень красивый. 

"ЗАВТРА". В финале нашей беседы скажите: у вас есть соперники или коллеги?

Иван ХАФИЗОВ. Нет, откуда соперники? Мы все работаем в одном направлении. Есть коллеги. На самом деле, очень приятно находить именно региональных специалистов. Я пытаюсь охватить всю страну. Понятное дело, что это задача утопическая. Но всё же… 

Есть, например, Роман Петрушин в Томске, который целенаправленно занимается фотографированием домов Томска. Он сделал сайт, на котором есть карта с деревянными домами. Это колоссальная работа. Есть Борис Бусоргин, который делает то же самое в Удмуртии. 

Я бы хотел сделать какой-то совместный проект. Возможностей у большого количества людей гораздо больше. Тем более, если они сплочены. 

Попадая в какие-то маленькие деревни, ты можешь встретить что-то совершенно уникальное, рассказать в сообществе, и таким образом запустить механизм сохранения, как это случилось в Свердловской области в деревне Кунара под Невьянском. Сейчас это, наверное, самый популярный в Интернете дом — дом кузнеца С. Кириллова. С 50-х годов кузнец украшал свой дом коваными и деревянными украшениями. Потом он умер, дом стал постепенно хиреть. Мы чуть не потеряли сказку! Ведь это не просто ажурная красота, это даже не русское деревянное зодчество — это уже Индия и Пакистан. Там и пионеры, и "да здравствует мир", и солнышки, и горы, и вся символика последних двухсот лет. Благодаря энтузиастам дом взял на поруки мэр Екатеринбурга. Дом восстановили, написали про него книгу. И сейчас это основной туристический объект этой деревни. Я думаю, что и всего Невьянского района. Верю, что подобных открытий впереди у нас ещё много!

Беседовала Галина ИВАНКИНА

Поделиться:
Loading...
комментарии работают с помощью Disqus