Политика Культура Общество Экономика Война Наука О нас

Невзороф.Live

16 марта 2017 0
главы из романа

От автора. События, приведённые в публикуемом тексте, являются вымыслом и не имеют ничего общего с действительностью. У персонажей, фигурирующих в повествовании, нет реальных прототипов. Совпадение имён тех, кто фигурирует в тексте, с реально существующими персонами является результатом эстетических ухищрений и ни в коей степени не должно побуждать читателя искать в героях романа реальных людей.

Бесприданница

Александр Глебович Невзороф решил усыновить памятники. Он усыновил памятник Пушкину, памятник Лермонтову, памятник Маяковскому, памятник Достоевскому, памятник Толстому и памятник Карлу Марксу. Он собрал своих детей в одном месте и говорит: "Дети мои, пора вам жениться".

Нашёл для них невест и выдал их всех за своих сыновей. А невесты были работники и дикторы редакции "Эха Москвы" — Ольга Бычкова, Ольга Журавлёва, Оксана Чиж, Нателла Болтянская, Ксения Ларина, Наргиз Асадова и Майя Пешкова. Сначала он устроил смотрины и пригласил всех невест к памятникам. Памятникам они приглянулись, и те взяли их в жёны. Семьи у них были дружные, особенно семья Карла Маркса и Майи Пешковой. Скоро у них родились дети. Причём мальчики — вылитые отцы. Сын Оксаны Чиж и Льва Толстого был с бородой, но только не окладистой и ростом невелик. Сын Маяковского и Ольги Журавлёвой был такой же, как отец, — хулиганистый. Сын Майи Пешковой и Карла Маркса (по отчеству Карлович, но не путать со Сванидзе) был волосатенький и тоже росточком невелик.

Александр Глебович Невзороф любил своих внуков. Он дал им экономическое образование и направил в бизнес. Все они стали предпринимателями и создали организацию "Опора России". Они занимались инновациями. Инновация состояла в том, чтобы в сочинениях их отцов к слову "любовь" прибавить частичку "не", и это меняло смысл всех произведений. Тогда они могли предпринять переиздание отцовских сочинений и на этом разбогатеть. Например, одно из стихотворений Пушкина в новом издании звучало так: "Я вас не любил, нелюбовь ещё, быть может, в груди моей угасла не совсем". В переиздании Лермонтова один из стихов начинался так: "Не люблю отчизну я, но странною нелюбовью".

И все они разбогатели. Только внук Карла Маркса остался не при деле, потому что в сочинениях Карла Маркса не было слова "любовь". Тогда маленький Карлович — его звали Коленька — пошёл на хитрость. Он решил в сочинениях отца к главным словам приписать окончание "-с". Тогда появились такие слова, как капиталс, деньгис, товарс. Он издал сочинения отца огромным тиражом и разбогател больше, чем остальные.

Те обзавидовались и решили его погубить. Хотели нанять киллера, чтобы тот подстерёг Николая Карловича и бросил его в Патриарший пруд. Но об этом узнал Александр Глебович Невзороф и не дал совершиться злодейству. Он созвал своих сыновей, которые были отцами его внуков, и просил обуздать отпрысков. Но отцы отказались от своих сыновей и прокляли их. Тогда Александр Глебович Невзороф созвал матерей и просил их поговорить по-хорошему с сыновьями, чтобы те не делали зла Николаю Карловичу. Однако дети надсмеялись над своими матерями и решили причинить зло Николаю Карловичу.

Тогда Александр Глебович Невзороф прислал к ним проповедника, знаменитого старца Варсонофия, который в миру звался Дондуреем. Проповедник увещевал непутёвых и обратил их. И направил в приют в один из монастырей, потому что все они были трудные подростки из неблагополучных семей. В монастыре они пекли хлеба и окормлялись. Потом все приняли постриг. Имена их были: Феофан, Климент, Аввакум, Иезекиль, Соломон и отец Порфирий — так звался теперь внук Карла Маркса. Став монахами, они зажили честной жизнью и просияли.

К ним в монастырь приезжала Леся Рябцева писать их житие. Она стала было проказничать, но была отлучена и отправлена из монастыря в дальний скит, где сделалась послушницей Феодорой.

Матери этих монахов, супруги памятников, любили своих мужей и пристрастили их к памятнику Столыпина, включая и его реформу. Они решили порвать с общиной, осесть на землю и жить хуторами. Но у них не было подъёмных и не было лошадей, чтобы пахать землю. Тогда они решили пахать на своих мужьях, и в степях Забайкалья, долгое время пустовавших и не знавших плуга, можно было увидеть запряжённые в сохи памятники, на которых редакторы и дикторши "Эха Москвы" возделывали землю. Памятники не выдержали такой работы и все поумирали. И их жёны стали вдовами. Овдовев, они покинули степь и вернулись в столицу, где основали общество имперских вдов. Сначала они жили дружно, а потом стали ссориться: кто из них самый главный и кто должен руководить обществом вдов.

Александр Глебович Невзороф, наблюдая непрерывные ссоры, очень горевал, потому что когда дикторы и редакторы "Эха Москвы" ссорились, от этого страдало дело. Он решил направить к ним в общество вдов вдову Александра Исаевича Солженицына Наталью Солженицыну, чтобы она возглавила это общество, и та согласилась. Но Наталью Солженицыну внезапно полюбил памятник Гоголю и сделал ей предложение. Свадьба их скоро состоялась и была шумной, проходила она ресторане "Прага", что на Арбатской площади, потому что Гоголю там было близко. Когда гости подвыпили и стали кричать "горько", в ресторанную залу сунулся памятник Горькому, который спросил: "Кто меня звал?" — при этом он сильно окал.

Ему всё объяснили, он извинился и, сославшись на глухоту, удалился. Молодые стали целоваться. Памятник Гоголю не умел целоваться. Он целовался не размыкая губ и с зубовным скрежетом. Так вся свадьба проходила под зубовный скрежет, пока молодые не удалились.

Но счастье их было недолгим. Когда памятник Гоголю показал Наталье Солженицыной рукопись второго тома "Мёртвых душ", та обвинили его в плагиате. Она заявила, что памятник Гоголю украл эту рукопись у одного убитого казака. И началось расследование. Расследование обнаружило, что этим казаком был памятник Высоцкому. А надо сказать, что у памятника Высоцкому была одна привычка: он очень любил рубить лозу. Где увидит лозу, сразу мчится и начинает её рубить. А памятник Есенину любил шутить, и шутки его были деревенские. Он подставлял казаку Высоцкому депутатов Государственной думы и говорил, что это лоза. Казак Высоцкий мчался, кричал "любо!", рубил шашкой и отсекал депутатам головы. Памятник Есенину собирал эти головы и сдавал в Музей мозга, где их нумеровали. Таким образом в Думе появилось много вакантных мест, и Александр Глебович Невзороф решил устроить в Думу тех вдов, которые работали на "Эхе Москвы". Он их пристроил, и они писали законопроекты. А когда писательница Алексиевич приехала в Москву, то написала книгу "У Думы женское лицо". Таким образом все были пристроены.

Мёртвые памятники лежали в степях Забайкалья, а на освободившемся месте в Москве устроили платные стоянки. Вдовы работали в Думе и написали много хороших законов про интернет и про антибиотики. Внуки Александра Невзорофа стали архиепископами и разъехались по епархиям. Одна Наталья Солженицына, которую бросил раздосадованный памятник Гоголю, оставалась не при деле. Немного подумав, Александр Глебович Невзороф решил оставить её при себе, потому что Наталья Солженицына пекла очень вкусные пирожки.

 

 

Поделиться:
Loading...
комментарии работают с помощью Disqus