Политика Культура Общество Экономика Война Наука О нас

Предоставьте нам жилье!

27 июля 2016 0

С 14 июля в Северомуйске во  временном  поселке  у   пустующего  здания бывшей администрации в палатках проживают 15 человек,  объявившие голодовку.

Отказ от приема пищи вызван необходимостью привлечь внимание власти и  общественности к не решаемым жилищным проблемам северомуйцев.

Все голодающие являются участниками  республиканской подпрограммы   «Переселение граждан из ветхого и аварийного жилищного фонда в зоне Байкало-Амурской магистрали на территории Республики Бурятия» Федеральной целевой программы "Жилище", рассчитанной на 2011 – 20015 гг., которая в 2011 году была утверждена Постановлением Правительства Республики Бурятия. Все участники (в соответствии с условиями программы) приватизировали жилища, оплатив кадастровые работы.

По сути, стали собственниками ветхих времянок, которые не берется страховать ни одна страховая компания. В течение 4-х лет деньги на реализацию программы выделялись из федерального и республиканского бюджета согласно условиям софинансирования.

В 2011 году социальную выплату для приобретение жилья получили 96 семей, в 2012 году 324 семьи, в 2013 году – 83 семьи, в 2014 году – 13 семей, в 2015 году средства не выделялись вовсе. Еще порядка 200 семей ждут переселения.

Однако, на неоднократные письма Председателя Совета депутатов и главы ГП «Северомуйское» на имя Главы Республики Бурятия Вячеслава Наговицына и в Министерство строительства РБ, Минстрой в сентябре 2015 года отписал следующее: «…учитывая то, что в п. Северомуйск отсутствуют подготовленные земельные участки, а также значительную стоимость строительства жилья в условиях повышенной сейсмики, вечной мерзлоты,  высоких транспортных издержек реализация возможна только путем предоставления социальных выплат собственникам жилых помещений, проживающих в аварийном жилье в зоне БАМа. В настоящее время в ФЦП «Жилище» на 2015-2020 годы внесены изменения, и социальные выплаты предоставляются только гражданам, проживающим в жилых помещениях, признанных непригодными для проживания, или жилых домов, признанных аварийными и не подлежащими реконструкции. Условиями Госпрограммы предусмотрено в первоочередном порядке расселение аварийного жилищного фонда по дате признания такового. Учитывая, что у нас жилье не было признано аварийным с 2007 года и далее, социальные выплаты жителям поселка Северомуйск не положены».

 

Поселок основан в 1974 году, большая часть сборно-щитовых домов построена в 80-е годы. Нетрудно представить, насколько оно потрепано временем, если учесть не только возраст строений, но и сейсмичность района.

Только с декабря 2014 по март 2015 жителей трясло десятки раз, из них три раза с приличной силой: магнитуда доходила до 6,8 баллов в эпицентре, в домах ходуном ходили стены.

18 июля северомуйцев снова напугали достаточно сильные толчки. Эпицентр находился в девяти километрах северо-западнее поселка Северомуйск. Магнитуда составила 4,1 балла.

Чтобы обрисовать всю картину загнивания временного поселка добавьте к выше сказанному в труху обветшавшие теплосети, которые рассыпаются при сварке, и аварийные электросети – в настоящем нет организации, их обслуживающей.

Впрочем, поселком это уже и не назовешь – практически весь выгорел в результате 2-х июньских пожаров. Первый произошел 3 июня, когда во время шквального ветра сгорели 17 многоквартирных сборно-щитовых домов, второй – 14 июня, опять же в непогоду, сгорели 9 домов.

35 семей осталось без крова.

Уцелело два ряда домов по окраинам большого пожарища.

Рядом красуется поселок в постоянном исполнении. В благоустроенной «постоянке» живут в основном железнодорожники, в домах есть и свет, и вода, а главное – можно спать спокойно и не бояться пожара.  Именно этот поселок, построенный для железнодорожников, обслуживающих Северомуйский тоннель, и должен был остаться после завершения строительства объекта.

Но нерасторопность и черствость чиновников  послеперестроечной  России, обрекла строителей БАМа, оставшихся в Северомуйске после перебазирования тоннельных отрядов, на незаслуженное прозябание и тяжелые моральные и физические испытания.

Не будем ходить далеко: только прошлой зимой с ноября по февраль в результате  порывов на теплосетях, когда  был нарушен технологический процесс работы модульной котельной поселка, без теплоснабжения осталось 22 дома (257 квартир), без водоснабжения – 23 дома (270 квартир) микрорайонов «постоянный поселок» и СМП-597.  Была приостановлена работа социальных объектов поселка:  школы, где обучается 182 учащихся и  детского сада, который посещают 110 детей.

Что касается временного поселка, то в него тепло вовсе не было запущено. Причем, вода с отопительной системы не сливалась, а потому в тех домах, жильцы которых нашли временное пристанище у друзей и родственников в теплых  квартирах в постоянном поселке, порвало трубы в оставленных без обогрева квартирах. Зиму пережили на обогревателях, это притом, что один киловатт-час в Бурятии стоит 3,052 рубля, а времянки практически не держат тепло.

Согласитесь, вечный стресс от зимних холодов и страха перед пожарами оптимизма не добавляет. Страх, замечу, не надуманный. За прошлую зиму зарегистрировано порядка ста возгораний бесхозных построек, строительного мусора, гаражей, бань, теплотрасс. Что касается жилых домов, в период с января 2011 года по 3 июня 2016 года сгорело 46 многоквартирных домов, в которых проживали и собственники квартир, которые теперь выбыли из программы переселения.

С  болью в сердце думаю, почему мы, россияне, себя так не уважаем, с преступной легкостью теряя трудовое достояние? Почему позволяем пачкать негативной информацией светлое имя некогда гремевшего славой поселка тоннельщиков, с необъяснимым терпением ожидая от власти решения наших проблем?

А власть, пока гром не ударит, не зашевелится.

Одна уходит, другая приходит… А так называемые «временщики» - труженики, приехавшие в советские 80-е на стройку века, сидят в своих времянках, как партизаны в окопах. Спросите, кто же тогда временщик? Вот отсюда и проблемы. Самое страшное, на мой взгляд – тотальное безразличие чиновников к чаяниям людей, построивших для России Байкало-Амурскую магистраль, в том числе и уникальный тоннель, на котором отрабатывались новые технологии мирового тоннелестроения. По сложности проходки он не имеет аналогов в мире. Но – построен! Ежедневно по тоннелю, по железной дороге мимо временных гнилушек Северомуйска проносятся до 30 пар железнодорожных составов. Мелькают, бегущие на восток вагоны с деловой древесиной: один, второй… тридцатый... Деньги и деньги. Как же богата Россия! Как же хорошо мы живем!

Только детям, которых приходится возить из Северомуйска в Северобайкальск (330 км.) для того, чтобы вылечить разболевшийся зуб, рассказывать об этом не надо – не поймут. И экстренным больным, которых отправляют в райцентр в электровозах, тоже не надо. Не поверят. И пенсионерам не стоит – они знают другие времена, жили, строили.

В Северомуйске нет операционной, нет оперирующих хирургов, нет стоматолога, нет дорог (есть направления), нет авиасообщения (аэропорт закрыт еще в 90-е), нет (теперь уже) и поезда местного сообщения, на котором  можно было по родной Байкало-Амурской магистрали доехать до Таксимо (90 км.) или Северобайкальска.

Жить в таких условиях могут либо сумасшедшие, либо люди, которым некуда и не на что уехать.

Но все же – как неугомонна жизнь! Пульсирует еще кровь в жилах Северомуйска. Даже журнал  под названием «Северомуйские огни» издается – журнал, известный далеко за пределами нашей страны. Это из ряда хорошего. Что еще из той же категории? Природа красивая. Люди замечательные. Выносливые, семижильные. Вот сидят себе, голодают…  Жить, видите ли, хотят в человеческих условиях. Жилье им подавай вместо сгоревшего! Соцвыплату по программе переселения!

А программа писалась людьми умными, практичными. И рассчитана  на переселение из ветхого и аварийного жилья – собственников: приватизируй гнилье, а потом… Потом бойся, жди, когда оно сгорит. Сторожа, как собака, не спи ночами. Бараки многоквартирные: не электрозамыкание, так неосторожное обращение с огнем – 15 минут и нет дома.  А нет собственности – нет права на участие в программе. Многие погорельцы два года пытаются высудить это право. Безрезультатно. Нет жилья – нет сертификата. Можно  было и дальше пойти: нет человека – нет проблем!

У одного из сгоревших в июньском пожаре проблем уже точно нет: погиб человек, остался только памятник, установленный земляку погорельцами. Остальные не хотят ждать этой участи. И выдвигают два основных требования: «Первое: выдать соцвыплаты на приобретение жилья погорельцам, выбывшим из программы переселения. Второе: выдать соцвыплаты на приобретение жилья собственникам уцелевшего жилья – участникам программы на переселение». Есть еще оно – ускорить процесс выдачи. Зима на носу. Как показывает многолетний опыт –  сезон ЧС: коммунальных аварий  и пожаров.

На это «Байкал Дейли» пишет о том, что пресс-секретарь главы Бурятии господин Мальцев заявил: «… деньги на переселение претендующих на переселение 130 Северомуйских семей из зоны БАМа придут в первой половине августа.
Погорельцев же пока ставят на учёт как нуждающихся. Для них ремонтируют жилье маневренного фонда, чтобы предоставить квартиры по договорам социального найма.
Таким образом, не все голодающие имеют возможность получить желаемое в своих требованиях по действующему российскому законодательству здесь и сейчас. К тому же, выполнить все требования голодающих правительство Бурятии не в состоянии. Если прямо сегодня пойти навстречу и выдать то, что они просят – это будет нецелевое использование средств. Естественно, что республиканские власти не могут пойти на этот риск и обращаются к федералам. Кроме того, на голодающих на севере Бурятии сейчас смотрят как минимум все остальные жители «авариек», ожидающие переселения. И если требования голодающих будут удовлетворены в том кардинальном виде, как выдвигаются требования, велика вероятность, что на завтра загорятся дома на всем севере Байкала».

Лихо! Прямо по-деловому и, разумеется, не без личных фантазий разрешается народная беда.

Следим за новостями далее.  В одной из газет читаем: «Александр Мальцев, пресс-секретарь Главы Бурятии: Глава республики Вячеслав Наговицын держит ситуацию в Северомуйске под личным контролем. Все граждане, которые имеют законное право на получение выплат, их получат. Правительство Бурятии делает для этого все от него зависящее, в том числе работает с Правительством России. Внесено изменение в ФЦП «Жилище», по которому оно выросло почти на 90 млн руб, и превысило 415 млн. Всего, с учетом республиканской доли, сумма составит 554 млн. руб.  В результате 270 семей Муйского, Северо-Байкальского районов и города Северобайкальск смогут улучшить свои жилищные условия. При этом 73% суммы придется на Муйский район».

Вроде бы, что еще надо? Для погорельцев, в настоящем живущих в школьном спортзале, ремонтируется жилье маневренного фонда… которого на самом деле нет. Вероятно, к этой категории относят одна-единственная квартира в 76 квадратных метров. На  35 семей, оставшихся без жилья. А договор соцнайма кому будет выдан? Одному члену «колхоза», втиснутого в 76 квадратов?

Хорошая новость про 554 миллиона. Только жизненный опыт не позволяет возрадоваться святым писаниям в родных СМИ и обещаниям министров и замов.

Слушаешь их, и выплывает из памяти тюремная поговорка, о которой упоминал Александр Солженицын в книге «Архипелаг ГУЛАГ»: «Не верь, не бойся, не проси!»

Веры нет.  В 2014 году мы верили, что полученные из официальных источников и озвученные в СМИ 240 миллионов, выделенные на переселение по выше указанной программе, дойдут до Муйского района. Дошли. Только не 240, а 50. Их разделили поровну на Северомуйск и Таксимо.

Сколько денег на этот раз  достанется именно Северомуйску? В райцентре лоббировать интересы северомуйцев некому, а там ветхого жилья в пять раз больше.

Кроме того, как сообщили нам в Минстрое, 370 миллионов, направляемые в Муйский район, поступят не сразу и в целом объеме, а постепенно в течение четырех месяцев. В августе – 102 миллиона, в сентябре – 112, остальная сумма в октябре-ноябре.

А где гарантия, что на первых 102 миллионах дело и не кончится, и не направят оставшуюся сумму на другие нужды, как в 2014-м?

Где гарантия, что за это время не сгорят оставшиеся дома и люди не «вылетят» из программы переселения, а там судись –  не судись…

Страха нет. Страшно, когда ночью выскакиваешь из дома в ночной рубашке с маленькой дочерью на руках, (старшая еще  мирно  спит в кроватке), а над головой от огня с грохотом и треском разлетаются осколки шифера. Бросаешь дочь в соседнем доме, бежишь за второй и в темной обесточенной квартире … не можешь ее найти … Этот страх и через четверть века не вспомнить без дрожи.

Рядом со мной люди, пережившие такой страх. А в палатках тихо, мирно. Медведь, правда, ходит по поселку. Да кто его боится? Голодные ведь мы, а не он. К тому же, как пишет газета «Известия», ссылаясь на информацию от FlashSiberia, где-то здесь дежурит отряд спасателей. Правда, в глаза их никто не видел, ну, да не будет же лгать газета. Видимо, спасатели хорошо маскируются. А то поймать бы кого-нибудь да под бок – очень уж холодно по ночам  – температура опускается до 3 градусов, в ночь с 14 на 15 и вовсе был ноль. Что поделаешь – лето…

Про пожарную машину, которая стоит у брошенного здания администрации – правда. Машина стоит. Для порядка. А не из страха власти, что голодующие пойдут на самосожжение, как пишут некоторые газетчики. Местные власти не допускают мысли о том, что кто-то из голодающих начнет себя поджигать. Мы ведь мухоморы не едим. Не едим вообще. У нас голодовка.

Тем не менее, в одной из интернет-газет (не буду писать название, может, оперативно исправят дело), читаем: «Как сообщили с места событий, массовая акция в Северомуйске продолжилась и в понедельник. Однако речь идет не о голодовке, а о бессрочном пикетировании, признают сами участники акции». (Почему-то не указали кого или что мы, сидя под соснами в палатках, пикетируем).

И дальше: «Между тем, в районной прокуратуре сообщили, что накануне правоохранители внесли представление муниципалитету на имя Валентины Рудич с требованием устранения нарушения закона, так как не соблюдено законодательство о собраниях и митингах. Органы местного самоуправления должны были оформить уполномоченного представителя, и не сделали этого. Кроме того, публичное мероприятие не может проводиться в круглосуточном режиме».

Где здесь собрание? Где митинг? Какое мероприятие? Какое отношение все это имеет к голодовке?

Ах, да! Это же не голодовка. Опять же – читаем в СМИ: «По словам Валентины Рудич, голодовка в Северомуйске не проводится.

- Речь идет не о голодовке, хотя есть и такие моменты во время акции, а о бессрочном пикетировании»

Думаю, если В.В. Рудич привлечет издание к ответственности за клевету – это будет правильно.

Просить же голодающие ничего не намерены. Мы – россияне, полноправные граждане Российского государства, строители уникального и самого большого по протяженности тоннеля в России (чем, безусловно, гордимся!) выдвигаем к чиновникам требование соблюсти право, гарантированное Конституцией Российской Федерацией – на жилье.

От чиновников  искренней помощи никто не ждет. Звонивший голодающим корреспондент газеты «Информ Полис», заявил, что Глава Республики Вячеслав Наговицын не разделяет мнения по поводу правильности выбранного метода, нужно, де, решать проблемы цивилизованным способом.

Это сообщение вызвало бурю возмущений: «Его с 2014 года забрасывают бумагами! Какими еще цивилизованными методами решать?  А давайте его в палатку посадим, а нас в его особняк! Тогда он проблему с переселением сразу решит!»

О том, что происходит  в кабинетах власти, какие решения принимаются, и какие планы по решению жилищной проблемы в умах чиновников  зреют, мы урывками узнаем из СМИ. Никто нам о делах государственных, и, видимо, нас не касающихся, не докладывает. Ни один из чиновников на диалог не вышел, за исключением заместителя министра строительства и модернизации ЖКХ Бурятии Сергея Рыбальченко и вновь избранного главы Муйского района А. И. Киргизова, которые приезжали  в Северомуйск по решению вопросов подготовки поселка к отопительному сезону, заодно и к голодающим. Посетили. Но они проблемы голодающих решить не могут. Планируется приезд министра строительства и модернизации ЖКХ Бурятии Николай Рузавина.

С чем? С целью разогнать голодающих очередными обещаниями?

Люди от его приезда ничего хорошего не ждут и не собираются уходить с места голодовки до тех пор, пока не получат сертификаты.

На месте голодовки сегодня 14 человек, в основном пенсионного возраста, из них два инвалида 2 и 3 группы.

Светлана Седых

 

Поделиться:
Loading...
комментарии работают с помощью Disqus