Политика Культура Общество Экономика Война Наука О нас

Разведка США: преступность, терроризм и новые технологии ближайшего будущего

,
16 марта 2017 0

Российские СМИ уже сообщали о новом докладе Национального разведывательного совета США «Глобальные тренды: парадоксы прогресса», подготовленном офисом директора национальной разведки в январе 2017 года  для представления в Конгрессе США. Совершенно справедливо указывалось на явно антироссийский характер доклада. Россию в докладе обвиняют во всех смертных грехах: в развязывании агрессии в различных регионах, кибератаках на США и другие страны, разжигании новой «холодной войны» и даже … в подготовке к мировой войне!

Эти положения доклада — на совести его составителей.  Но в то же время нельзя обойти вниманием ряд положений, которые являются плодами серьёзной аналитики и представляют значительный интерес для концептуального осмысления проблем мировой безопасности и национальной безопасности России.

Многие выдающиеся ученые (Жак Аттали, Мэтью Барроуз, Элвин Тоффлер и др.) строили свои модели  ближайшего будущего, исходя из того, что   преступность  и терроризм не только  не  уменьшатся, а станут реальными угрозами для человечества. На таких же позициях стоят многие исследовательские коллективы, делающие прогностические оценки в докладе разведсообщества США.

Авторы доклада, например, полагают, что несмотря на технический прогресс последних десятилетий, глобальные тенденции указывают на тёмное и сложное ближайшее будущее. Преобладающая направленность изменений – возрастание напряжённости.

Меняется мировая экономика. В ближайшем будущем сохранится слабый экономический рост. Крупнейшие экономики столкнутся с сокращением рабочей силы и уменьшением прироста производительности труда. До настоящего времени странам G7 не удалось полностью восстановить экономическую ситуацию после финансового кризиса 2008-2009 гг. Они имеют большие долги, сохраняется слабый спрос. Население высказывает сомнения относительно глобализации.  Низкие темпы экономического роста будет вести к социальной напряжённости  в развитых странах и увеличивать бедность – в развивающихся.

Технология ускоряет прогресс, но усиливает противоречия. Быстрый технологический прогресс приведёт к более быстрым изменениям и новым возможностям. Он также обострит противоречия между победителями и проигравшими в экономической гонке как внутри отдельных стран, так и в глобальном масштабе. Автоматизация и искусственный интеллект способны изменять экономику быстрее, чем система  управления адаптируется к этим переменам.  Прогресс искусственного интеллекта и робототехники ведёт к тому, что число рабочих мест, подлежащих автоматизации намного превышает число вновь создаваемых рабочих мест, связанных с разработкой и обслуживанием сложной техники. Кроме того, автоматизация снижает зависимость развитых стран от миграционных потоков и затрудняет трансферт технологий и капитала для бедных стран.

Управление становится более трудным. Население потребует у правительств обеспечить безопасность и процветание. Однако невысокие доходы, недоверие, поляризация и разнородность запросов различных групп населения будут препятствовать деятельности правительства. Технологии позволят расширить круг игроков, которые смогут блокировать или обходить политические действия. Регулирование глобальных процессов усложнится, т.к. придётся считаться с неправительственными организациями, корпорациями и небольшими группами. Это приведёт к переходу от международной системы управления и согласований к ситуационному решению по частным вопросам.

Изменится природа конфликтов. Риск возникновения конфликтов увеличится из-за расхождения интересов среди ведущих держав, увеличения террористической угрозы, длительной нестабильности в слабых государствах и распространения смертельных, разрушительных технологий. Разрушающие общества и несостоявшиеся государства станут более распространённым явлением. Они будут обладать высокоточным оружием дальнего радиуса действия, кибер- и роботосистемами для проникновения в целевые инфраструктуры издалека и более доступными технологиями для создания оружия массового уничтожения.

В течение следующих 20 лет тенденции будут вести в беспрецедентном темпе к увеличению числа и сложности проблем. Наиболее разрушительными из них будут кибератаки, терроризм и экстремальные погодные условия.

Демографические изменения повлияют на работоспособность, социальное обеспечение и социальную стабильность. Богатый мир стареет, в то время как большая часть бедного мира – нет. Всё больше людей живут в городах. Некоторые из них становятся всё более уязвимыми в результате природных катаклизмов. Борьба за хорошую работу приобретает глобальный масштаб, в то время как технологии разрушают рынок труда. Технологии будут способствовать расширению возможностей отдельных лиц и небольших групп объединять людей. В то же время ценности, национализм и религия будут всё больше разделять их.

На национальном уровне разрыв между популярными ожиданиями от правительственных действий и реальными действиями будет увеличиваться. Сама демократия уже не может быть принята как само собой разумеющееся явление. За её сохранение придётся бороться. На международном уровне концентрация власти в отдельных элитных группах ухудшит коллективное взаимодействие против глобальных проблем.

Растёт риск возникновения конфликтов. Война будет всё меньше походить на войны прошлого. Сотрётся разница между миром и войной, тылом и фронтом, между регулярными подразделениями армий и иррегулярными формированиями. Всё чаще конфликты будут происходить не на поле боя, а в киберпространстве, финансово-экономической и ментальной сферах.  Хронические угрозы загрязнения воздуха, нехватка воды и изменение климата станут более заметными. Это приведёт к серьёзным столкновениям.  Среди крупных держав, элит и населения чем дальше, тем больше нет согласия в путях решения глобальных и региональных проблем. Динамика развития приходит в острое противоречие с расстройством системы глобального управления.

Вечно молодое население. В некоторых африканских и азиатских странах средний возраст населения будет 25 лет или меньше. Это относится к  Сомали, Пакистану, Афганистану, Ираку и Йемену и обусловлено одновременным действием трёх факторов. В странах Азии и Африки, особенно где население исповедует ислам, очень высоки темпы рождаемости. Авторитарные режимы, находящиеся у власти в большинстве африканских и азиатских стран, не делают ничего, либо делают мало для развития здравоохранения и социальной помощи. Поэтому в этих странах очень высокий уровень смертности среди всех демографических групп и низкая продолжительность жизни. Наконец, это регионы, где практически не прекращаются войны, внутренние столкновения, очень высок уровень гражданского насилия. (А это означает, что именно эти регионы в опережающем темпе будут пополнять ресурсы террористов, наркомафии и других преступных образований . – Е.Л. и В.О.).

Большинство людей живёт в городах. Демографические тенденции усилят давление на правительства, особенно в сфере услуг и здравоохранения. Половина населения земного шара в данный момент проживает в городах. К 2050 г. прогнозируется рост городского населения до двух третей от всего земного населения.

Стареющие страны, которые приспосабливают здравоохранение, пенсии, благосостояние, военные системы под новые обстоятельства, вероятно, успешно выдержат демографические тенденции, в то время как страны с молодым населением получат большую выгоду, если сосредоточатся на проблемах образования и занятости. (Это в идеале, но скорее всего молодое население этих стран чаще будет связывать своё выживание с участием в бандах и террористических организациях — Е.Л. и В.О.).

Всё больше людей находятся в движении. Миграция сохранит высокие темпы в течение следующих двух десятилетий. Люди ищут экономические возможности, бегут от конфликтов и ухудшающихся условий окружающей среды. Число международных мигрантов достигло самых высоких показателей в 2015 г. – 310 млн. человек. Получается, что один из 112 человек в мире – это мигрант. Рост числа иммигрантов и беженцев продолжится из-за глобальной экономической дифференциации, постоянных конфликтов и усиливающейся этнической и религиозной напряжённости. Число мигрирующих людей сохранится на высоком уровне или даже увеличится из-за ухудшения экологических условий в предстоящие 20 лет.

Большинство мигрантов – мужчины. Недавнее увеличение доли мужчин в миграционных потоках с Ближнего Востока, из Восточной и Южной Азии сигнализирует о напряжённости.

Бедность эмиграции. В настоящее время ООН установила уровень нищеты – два доллара в день в расчёте на человека. Десятки миллионов человек в Азии и Африке, а также миллионы – в Латинской и Центральной Америке живут в настоящее время на доход меньший, чем предусмотренный ООН уровень нищеты. В условиях прогресса коммуникаций эти люди стремятся вырваться из нищеты любым способом и любой ценой, пополняя ряды мигрантов (а те, в свою очередь, - ряды террористов и преступников. – Е. Л. и В.О. ).

Усложнение технологий в долгосрочной перспективе

Большинство крупных мировых экономик будет страдать от недостатка работоспособного населения. При этом все страны столкнутся с проблемой трудоустройства и развития высококвалифицированных рабочих. Автоматизация, искусственный интеллект, а также другие технологические новшества ставят под угрозу существование огромного числа рабочих мест в различных сферах деятельности, в том числе в высокотехнологичном производстве и даже беловоротничковых услугах.

Нахождение новых способов повышения производительности в богатых странах станет более трудным. Факторы, которые действовали после Второй мировой войны, больше не действуют. Технологический прогресс поможет  повысить производительность в развитых и развивающихся странах. Это можно обеспечить при повышении уровня образования, инфраструктуры и практики управления.

Роботы будут всё чаще заменять человека. Это приведёт к снижению уровня  заработной платы, а соответственно – и личных доходов.

Технологии ускоряют прогресс, но вызывают противоречия.

Технологии — от колеса до силиконового чипа — значительно повлияли на ход истории. Однако предсказать, как, когда и где технологии повлияют на экономику, политику и безопасность, не так-то просто. Некоторые значимые предсказания, например, холодный ядерный синтез, до сих пор не сбылись. Другие технологии развивались быстрее, чем эксперты могли себе представить. В последние годы были совершены прорывы в области редактирования и манипуляции с генами, например CRISPR. Это открывает новые широкие возможности в области биотехнологий. Технологии будут продолжать расширять права и возможности отдельных лиц, небольших групп, корпораций и государств, а также ускорять темпы изменений. Это породит новые сложные проблемы и конфликты.

Разработка и использование усовершенствованных информационных коммуникационных технологий, искусственный интеллект, новые материалы, робототехника и автоматизация, усовершенствование биотехнологий и нетрадиционных источников энергии разрушат рынки труда и изменят тип экономического развития. Технологии заставят задуматься над фундаментальным вопросом: как это – быть человеком?

Информационно-коммуникационные технологии повлияют на множество методов и способов работы, используемых человеком. Информационные технологии будут чаще и эффективнее использоваться в транспортировке, разработке, производстве, здравоохранении и других сферах. Мы уже можем заметить внедрение технологий в этих сферах. Они будут усиливать свою значимость, поскольку разработчики стараются заменить всё больше рабочих мест автоматическими компонентами. Рост инвестиций в искусственный интеллект, растущие продажи робототехники и основанных на облачных вычислениях платформ, работающих без местной инфраструктуры, создаст больше опасностей на рынке труда. Интернет вещей вызовет увеличение рисков в сфере безопасности. Вероятно, новые информационно-коммуникационные технологии значительно повлияют на финансовый сектор. Новые финансовые технологии,  включая цифровые валюты, применение блокчейн-технологий для сделок, искусственный интеллект и большие данные для прогнозной аналитики изменят сферу финансовых услуг и окажут  существенное воздействие на системную стабильность и безопасность критической финансовой инфраструктуры.

Биотехнологии находятся в переломной точке. Достижения в генетическом тестировании и редактировании, катализируемые новыми методами управления генами,  превращают научную фантастику в действительность. Открывается гораздо больше возможностей усиления некоторых способностей человека, лечения заболеваний, удлинения продолжительности жизни и активного долголетия. Учитывая, что самые ранние методы диагностики и наиболее эффективные комплексные методики  продления активного долголетия будут доступны только в нескольких странах, доступ к этим технологиям будет ограничен теми, кто сможет позволить себе путешествовать и заплатить за новые процедуры.

Дальнейшее развитие передовых материалов и технологий производства может ускорить преобразование ключевых секторов рынка, таких как транспорт и энергетика. Мировой рынок нанотехнологий вырос более чем в два раза за последние годы и постоянно расширяется в разных сферах – от электроники до еды.

Революция в сфере нетрадиционной энергетики увеличивает доступность новых источников нефти и природного газа. В то же время технический прогресс нарушает прямую зависимость между экономическим ростом и расходованием энергии. Например, увеличение использования солнечных батарей решительно уменьшило стоимость солнечного электричества. С появлением новых источников энергии, глобальные энергетические затраты останутся низкими, и глобальная энергетическая система станет всё более эластичной.

Новые технологии потребуют тщательного исследования, чтобы оценивать, как они воздействуют на здоровье человека, общество, государства и планету. В ближайшей перспективе будет необходимо устанавливать нормы безопасности и общие протоколы для новых информационно-коммуникационных технологий, биотехнологий и новых материалов. Немногие организации, будь то государственные, коммерческие, научные, или религиозные, имеют диапазон знаний, необходимых для выполнения системного анализа, не говоря уже о предсказании технологического развития. Это подчёркивает важность объединения ресурсов для оценки и размышления над поставленными перед ними задачами.

Без регулирующих стандартов развитие и использование искусственного интеллекта — даже менее способного, чем человеческий интеллект — будет очень опасно для людей. Оно угрожает частной жизни граждан и подрывает интересы государства. Далее, отказ разрабатывать стандарты для искусственного интеллекта в робототехнике, вероятно, снизит  экономическую эффективность из-за несовместимости отдельных составляющих робототехнических комплексов с искусственным интеллектом и контролем человека.

Биофармацевтические достижения приведут к разногласиям по поводу прав интеллектуальной собственности. Если отказы от патентов и обязательные лицензии станут более распространёнными, это может угрожать появлению новых лекарств и уменьшить прибыль многонациональных фармацевтических компаний. Правительства должны будут взвесить экономические и социальные выгоды от внедрения новых биотехнологий, таких как генетически сконструированные зерновые культуры.

На международном уровне возможность устанавливать нормы и протоколы, определяющие этические пределы исследований и защиту права интеллектуальной собственности, обусловит техническое лидерство.

Восстание идентичностей

Год от года будет неуклонно увеличиваться разнообразие глобальной динамики. Разнообразие будет проявляться во всём: в усиливающихся различиях в экономической динамике между регионами и странами; в конкретных конфигурациях технологических новаций; в динамике доходов и уровне жизни как внутри отдельных стран, так и между странами. При всей важности и наглядности указанных выше процессов, совершенно особая роль будет принадлежать восстанию идентичностей. Экономическая, информационная и отчасти политическая унификация последних 25 лет сопровождалась усилением существующих и появлением новых этнических, культурных, религиозных и иных сообществ. Эти сообщества существуют внутри государственного устройства. В одних странах границы идентичности совпадают с государственными границами. В других – нет.

Идентичность можно определить как устойчивую платформу ценностей, верований и убеждений, определяющих как повседневное поведение людей, так  и их долговременные жизненные программы. Основы идентичности могут быть различными:

- ценностная – свойственна для западной культуры;

- религиозная – характерна для регионов, населённых мусульманами и отчасти православными христианами;

- культурно-языковая – наиболее явно присутствует в Китае, Японии, отчасти Индии и т.п. В этих странах, несмотря на различные религии и гражданские конфликты, удаётся избежать войн из-за того, что глубинным основанием идентичности являются не различные верования, а единые язык и культура.

Восстание идентичностей частично связано с процессами системной динамики. Чем сложнее система, тем более независимы её компоненты. Поскольку мы сегодня живём в сложном мире, компонент идентичности стал более независимым. Его динамика входит в противоречие, например, с экономической динамикой. Последняя требует глобальной унифицированной среды движения товаров, людей, инвестиций и информации. Любая же идентичность в известной степени самодостаточна и старается ограничить влияние внешнего мира на саму себя.  Отсюда очевидное неустранимое противоречие между императивами глобального технологического, финансово-экономического и информационного развития и требованиями выживания культурных, религиозных и иных идентичностей.

Однако это неустранимое противоречие не является полным объяснением восстания идентичностей. В условиях снижения темпов экономической динамики и формирования глобального беспорядка опора на идентичности кажется выходом для многих политиков и власть имущих. Поскольку идентичность предполагает отдельность, опираясь на неё, легко найти внешних врагов. Внешний враг крайне полезен слабым режимам, поскольку, с одной стороны, оправдывает тяготы и лишения населения стран, а с другой – выступает мобилизующим фактором, позволяющим бороться с противниками власти в собственных элитах и за рубежом.

Если ранее опора на идентичность была характерна для режимов авторитарного типа, а также в слабых и несостоявшихся государствах, то в последние годы использование политики идентичности становится нормой для крупных западных стран.

Если в определённых условиях и в определённые исторические периоды для слабых, технически и экономически отсталых государств мобилизационная политика идентичности имеет несомненные преимущества и оправдана будущим, то использование политики идентичности развитыми, зрелыми странами гибельно.

Подавляющее большинство западных стран уже не являются национальными государствами. Для крупных западных государств ушли в прошлое этническая, культурная и религиозная однородности. Современные государства представляют собой переходную форму от этнически, культурно и отчасти религиозно однородных сообществ к гораздо более сложным образованиям. Таким образованиям только предстоит нащупать адекватную политическую форму, которая придёт на смену нынешнему государству.

Использование в развитых странах подхода на основе идентичности ведёт к общественной фрагментации, усилению внутренних противоречий. Всё это раскручивает кризисные явления. Это плохо и для элит, и для населения. Ещё хуже то, что упор на политику идентичности разваливает систему международного сотрудничества, гражданского мира и усиливает, в конечном счёте, глобальный беспорядок. А глобальный беспорядок – это питательная среда для развития терроризма, преступности и усиления безответственных государств.

Экономическая депрессия во всех странах мира является оборотной стороной популизма. Популистская политика может быть успешной только в случае ведения страной крупномасштабных военных действий. В этом случае она выполняет роль обеспечения внутренней мобилизации. В таких странах, как Великобритания, Испания, Италия, а в ближайшие годы, вероятно, Германия и Швейцария, восстание идентичностей пройдёт под знамёнами антимиграционных настроений и регионального сепаратизма. В Великобритании популистам почти удалось выиграть референдум по выходу Шотландии из состава Соединённого Королевства. В Испании не только баски, но и каталонцы пытаются провести референдумы о создании независимых государств. Требования о проведении референдума по разделу страны выдвигает Северная лига в Италии.

Религиозная идентичность, в отличие от национальной и тем более культурной, имеет собственную логику. Можно сделать несколько прогнозов относительно значения религиозной идентичности.

Если в странах Запада в рамках восстания идентичностей лидирующую роль будет играть популизм, то в кризисных регионах, а также странах незападной цивилизации будет чем дальше, тем  больше доминировать  религиозная идентичность. Эти страны характеризуются стремительным ухудшением экономического положения, подавлением свобод и гражданских прав. Именно вера даёт шанс людям выжить в столь сложной ситуации. Поэтому в ближайшие пять лет стоит ожидать глобального религиозного возрождения. В настоящее время в мире насчитывается примерно 80% верующих. Аналогичный показатель до 2000 г. составлял порядка 60%. При этом следует отметить, что опросы, проводимые ООН, не касались стран Африки, Китая и Ирана.

Совершенно по-разному проявляется влияние религиозной идентичности на Западе и, например, на Ближнем и Среднем Востоке. На Ближнем и Среднем Востоке именно религиозная, а конкретно – исламская идентичность, (связанная с принадлежностью к конкретному течению ислама, например, суннитам, шиитам, суфиям и т.п.) является основой любых общностей. На Западе религия оказывает влияние на экономические, политические и социальные процессы, но не является преобладающим фактором. Например, в Соединенных Штатах, по данным Pew, на результаты выборов оказывает более сильное влияние фактор – относит себя человек к верующим, либо нет, нежели принадлежность к конкретной религии.

Продолжение следует 

 

Поделиться:
Loading...
комментарии работают с помощью Disqus