Политика Культура Общество Экономика Война Наука О нас
6 апреля 2017 0
России необходимо развитие. Что и как может запустить этот процесс?

Леонид ИВАШОВ, президент Академии геополитических проблем.

Нужно ответить на некоторые принципиальные вопросы, касающиеся реактора, который может запустить необходимое России развитие. И первый вопрос: кто осуществляет власть в стране и кто вокруг этого реактора работает? Заинтересована ли власть в возрождении нашей страны, или же она делает всё, чтобы Россия находилась, по крайней мере, в состоянии, когда реактор притушен?

Второй вопрос — роль Кремля. Я не могу сегодня ответить на вопрос: он делает благо для России или несёт вред? Слова оттуда слышим хорошие, призывы к патриотизму. Но посмотрите: кадровая политика, либерализм в экономике говорят об обратном. Нам нужно дать объективную оценку деяниям, а не словам.

Следующий вопрос: а есть ли у России какая-то стратегия развития? Что хочет делать Кремль, кремлёвская команда? Я не вижу, какой хотят они Россию сегодня видеть, не вижу, какой они хотят её видеть через 20 лет, вижу только, что усиливается роль олигархии, усиливается роль собственника, и фискальная политика проводится в отношении народонаселения.

Следующий вопрос: правительство отражает национальные интересы в своей деятельности и защищает их — или же проводит согласованный с Западом либеральный курс, который отвергается обществом?

И надо конкретно говорить, что мы будем строить, какую идеологию: социалистическую или рыночную, капиталистическую осуществлять? Мир движется вперёд, Китай несёт не только новые технологии, новую инфраструктуру — Китай несёт социализм. И это находит понимание и в Латинской Америке, и в Африке, по всему миру. А мы куда идём?

Как историк я рассматриваю историческое время циклично. И отмечу: столетие февраля 1917 года по многим чертам сходно с тем, что происходит сегодня. Власть замкнута на одного человека: тогда — на государя, сегодня — на президента.

И сегодня это самая опасная ситуация нашей российской действительности — то, что всё замкнуто на одного человека. Недавно у меня была встреча с действующими людьми в погонах, и на вопрос: "А почему то, что в послании говорилось, не исполняется?" — последовал контрвопрос: "А вы думаете, кто-нибудь слушает?"

Исторический опыт показывает, что те, кто разрушал государство и пытался создать некий антипод, и сегодня сидят у власти, с ними компромиссов быть не может. Да, были заблудшие. Но те, кто создавал нынешнюю систему, разрушая прежнюю, классовые ли они или иные, — это противники, если не враги.

На эти вопросы нужно отвечать. И если мы дадим каждый хотя бы себе ответ, объективный и правильный, тогда можно говорить, как запустить этот реактор заново, на какой основе.

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ, вице-президент Нанотехнологического общества России, доктор физико-математических наук.

Что в духовном плане могло бы запустить Русский реактор? Безусловно, правда и справедливость. Но давайте посмотрим, как даже мы сами относимся друг к другу. И сверху, и снизу — всюду мы сталкиваемся с хамством. Люди не ощущают, что их связывает. Они не связывают себя и с представлением о справедливости.

Конечно, то, что после Ельцина пришёл Путин, это огромная удача для России. Но честно скажем, что по массе показателей мы и сегодня находимся на 50-х—60-х местах в мире, а в области здравоохранения — вообще во второй сотне. И то, что сделано сейчас в реформе здравоохранения, обрекает на смерть массу больных людей.

Посмотрим на совсем близкое решение. У нас были "хрущевки", сейчас будут "собянинки". Предполагается, что столица потратит три триллиона рублей на снос ветхого жилья и строительство нового. Это верх цинизма: в Москве сегодня меньше 1% аварийного жилья, а в среднем по РФ — больше 30%. И такое решение раскалывает страну. А очень важно понять, что будет соединять Россию, что будет связывать её.

Экономисты толкуют о деньгах: вот когда у нас будут деньги… Но у нас были деньги! Однако в России капитализм не состоялся: нет технологий, нет программы новой индустриализации, нет системы, которая бы смогла этим эффективно пользоваться. И потому деньги некуда было вложить. В итоге — где они? Для того чтобы было, куда вложить деньги, нужна новая индустриализация, нужно, чтобы были новые технологии и связующие цепочки, которые позволяют всё запустить.

Простой пример. Предполагается, что в оборонный комплекс России будет вложено более двух триллионов рублей. Но заместитель министра обороны Борисов сказал честно: у нас нет нового оружия, мы делаем старое советское, которое было придумано 30-40 лет назад, нет научного задела, нет прикладного задела. К примеру, выработка на одного человека в корпорации "Боинг" — миллион долларов в год. На наших предприятиях — 60 тысяч. На 10 тысяч работающих сейчас в Южной Корее — 560 роботов, а в России — два. Советская наука создавала робототехнику. А сейчас Россию называют родиной робототехники без роботов.

К тому же, у нас полностью отсутствует какая-либо ответственность за результат. На сегодняшний момент у оборонных компаний прошло уже третье поколение "эффективных менеджеров". Дела разваливаются, оружие не создается, деньги тратятся, все разводят руками, снимают предыдущих менеджеров, назначают новых, повышают зарплату. И ничего не меняется! То есть, обратной связи нет. Но без обратной связи нельзя управлять!

В образовании ситуация тоже очень непростая. Нового министра назначили, но указаний-то не дали, что делать и что не делать. Только что Интернет взорвала чудесная новость. Госпожа Голодец сказала, что наша главная проблема в том, что у нас классы прямоугольные, потому что они авторитарны и мешают проектному мышлению, а нужны классы квадратные, и вот тогда всё станет хорошо. Я думаю, что в любой другой стране сказавший такое человек завтра ушел бы в отставку. Но нет, она дальше рулит.

Когда Обама пришел к власти, он сказал: для средней школы США в качестве главной цели я ставлю первые места по олимпиадам. И когда я говорил в Министерстве образования, что мы откатываемся назад, мне объяснили, у нас люди талантливые, мы уже на 8-10 местах по международным олимпиадам. Но давайте говорить правду. И давайте избавимся от комплекса национальной неполноценности. Когда продолжается ЕГЭ и когда стоит задача, что к 2020 году пять российских вузов должны войти в первую сотню вузов мировых, это преступная программа, это просто разворовывание денег. Реальность такова, что у нас негде учить талантливых людей: ни в МГУ, ни в каких других вузах.

Сейчас Россия утрачивает многие рынки в сфере обороны, потому что мы неконкурентоспособны по многим вооружениям. У нас нет оружия, потому что нет прикладной науки — она уничтожена в 90-х. А сейчас уничтожена фундаментальная наука: Академия наук — это голова Черномора, которая может дуть, может говорить, но у неё нет рук, нет институтов.

Маяковский писал: "Я славлю отечество, которое есть, но трижды — которое будет!" А какое будет? Мы ехали, ехали, но куда приедем, не знаем. И очень важно обращаться с нашим народом не как с неразумными детьми, которых нужно похвалить или развлечь, а как со взрослыми людьми. А исходя из этого, можно, наверное, что-то и сделать. Для запуска реактора нужны правда, справедливость и любовь.

Шамиль СУЛТАНОВ, политолог.

Как учил Владимир Ильич Ленин, конкретный анализ конкретной ситуации — живая душа марксизма. Когда сегодня мы говорим о будущем, то рассуждаем так, будто у нас есть огромный ресурс — ресурс времени, что мы можем это сделать если не сегодня, то завтра, если не завтра — через полгода, через год, через 5 лет. Но времени нет. Буквально несколько дней назад нам открыто объявили шах. Один очень высокопоставленный американский генерал из окружения советника президента США по национальной безопасности Герберта Макмастера сказал: "Пока Путин у власти, никаких послаблений для России не будет".

Значит, сценарий такой. В ближайшие 3-4 месяца, где-то до июня-июля, это будет обкатываться по конфиденциальным каналам, через те агентурные сети, которыми американцы обладают в Москве. Это будет доводиться до соответствующих верхушек элиты. Нынешняя элита уже раскалывается, есть три группировки, которые выдвигают своих кандидатов на пост "наследника". Собственно говоря, между вождем и представителями этих групп происходят конфиденциальные переговоры в конфликтной или в околоконфликтной форме.

А в августе-сентябре уже будет поставлен ультиматум: или по согласованию с "вашингтонским обкомом" Путин не баллотируется в президенты, а согласует некую кандидатуру, которая устроит и американцев, и Москву, — и тогда начнется некая новая стратегия во взаимоотношениях между Западом и Россией. Либо, если Путин не согласится, будет ужесточение: президентские выборы будут признаны нелегитимными, будет скандал, связанный с фальсификациями, взрывами элит и с прочими негативными моментами.

Реактор, его запуск — это хорошо. Но вопрос заключается в том, что у нас нет времени, остается максимум 9-10 месяцев, потом уже будет поздно. Игра сыграна фактически.

Очень важный момент. Была публикация так называемого Стила — английского контрразведчика, и это был как бы компромат на Трампа. Но в действительности это был компромат не на Трампа, это была чёрная метка, обращенная к Кремлю. И этот коллективный Стил сказал этой черной меткой: "Мы кое-что знаем, но то, что мы здесь публикуем — это всего лишь цветочки, мы знаем гораздо больше". И то, как здесь встрепенулись: последовали аресты в ФСБ, очень интересные реакции среди разного рода людей, — показывает, что действительно этот сигнал, "мы имеем в Москве разветвленную агентурную сеть, она работает и достаточно эффективно" — это один из элементов данного ультиматума. Поэтому нельзя строить иллюзии — у нас практически нет времени. Нам объявили шах, через полгода нам объявят мат.

 

Иван ОХЛОБЫСТИН, актёр

Внешний мир фактически объявил России войну. Для того чтобы что-то изменить, необходимо задать горизонты, по пути к которым мы будем возрождать нашу Отчизну. Если мир нам объявляет войну, мы должны живо на это откликнуться. Наверное, надо перевести гражданское общество, как минимум, быть готовыми к этому, в состояние военного положения, что влечет за собой определенного рода надзор за экономической сферой, за другими областями нашей жизни.

И коли мир объявляет нам войну, мы должны объявить войну миру — к этому хотя бы внимательно отнесутся. Нас услышат. После этого начнут рассуждать, будут сверяться с доводами наших экспертов. Затем нужны резкие заявления, нарушающие привычный ход мысли среднестатистического гражданина, которого затягивает быт, телевизионная рутина, проблемы политического абсурда и весь тот хаос, в который погружена Россия.

Это прекрасная возможность весь тектонический пласт, на котором находится Россия, перевести в одну плоскость — и экономическую, и политическую — и исходя из неё уже действовать, разбираться, наконец, уничтожать наших врагов. Кстати, здесь нет ни намёка на религиозный или национальный конфликт — у нас прекрасная многонациональная консолидированная страна — это достоинство Советского Союза и предшествовавшей ему Российской империи.

У нас выхода не останется, рано или поздно мы все равно к этому придем. Рано или поздно нас припрут, и мы вынуждены будем метаться с автоматом Калашникова. А можно это сейчас сделать первыми.

И еще. У братского чеченского народа есть прекрасная книга — "Свод этических правил", "Къонахалла". У маленького гордого народа есть то, что должно быть и у всех нас — единый свод этических правил. Имеет смысл силами компетентных людей - философов, политологов, экономистов -   выработать некий морально-нравственный кодекс для граждан России, исходя из которого мы могли бы рассуждать о взаимоотношениях между собой, решать жизненно важные вопросы. На Саур-могиле будет построена часовня (уже есть договорённость с афонскими монахами), где мы предполагаем хранить первый экземпляр этого кодекса. 

Итак, первое - создание кодекса. Далее торжественная закладка капсулы с кодексом, освещаемая в прессе, с салютом, с заявлениями о поддержке русского мира и Новороссии. Это крайне необходимо, потому что миром правит информация, а не здравые доводы. Я могу переубедить кого угодно во время телевизионной полемики, хотя человек может в тысячу раз быть умнее и осведомленнее меня. Но, действуя простыми методами телевизионной интриги, я могу вывернуть всё наоборот. Поэтому без медийной составляющей мы ничего не сделаем. Нужно, чтоб нас услышали. Чтобы нас услышали, нужно делать резкие заявления, которые, разумеется, будут осуждать. Пусть осуждают. Но пусть при этом думают вместе с нами.

Затем торжественное препровождение кодекса на Афон. И третье— избрание человека, который будет хранителем кодекса, будет трактовать те или иные постулаты в спорных ситуациях.

Нам объявили войну. А если нам объявили войну — это прекрасный повод объявить войну всему окружающему миру. Я плохой знаток истории, но тем не менее, отчего-то мне грезится, что наша страна росла, развивалась, входила в эволюционную экспоненту в послевоенный период, как правило, предварительно заплатив очень высокую цену. Но — либо так, либо никак.

Поделиться:
Loading...
комментарии работают с помощью Disqus