Политика Культура Общество Экономика Война Наука О нас

Вторичная красавица

20 апреля 2017 0
премьера фильма «Красавица и чудовище»

 

"Свежесть бывает только одна — первая, она же и последняя".

М.А. Булгаков

Российский прокат этого фильма начался со скандала — профессиональные борцы за нравственность приметили своё любимое: гей-контент. Ура! Можно сбацать медийный "крестовый походик". И — всё завертелось. "Общественность не может смотреть молча на то, что предлагают кинопрокатчики под видом детской сказки: явная, неприкрытая, бессовестная пропаганда греха, извращённых сексуальных отношений, — возмутился небезызвестный Виталий Милонов и продолжил. — Главная задача государства в отношении детей — это защита детства и юношества от грязи мира, сбережение детской чистоты, ограждение наших детей от тлетворных и опасных явлений. И в данном случае наша общая задача в том, чтобы не допустить выхода этого мюзикла на экраны ни под каким видом". Тему подхватили платные топ-блогеры Живого Журнала — люди с, мягко говоря, гибкой моралью, которым вообще всё равно, что пиарить и кому служить (нормальные люди в принципе не пишут за деньги в блогах). Так общими усилиями глобальная сеть заполыхала гневом. Но картину всё же запустили, правда, с биркой 16+, поэтому девочкам — любительницам пышных платьев и старинных сказок — вход строго воспрещён. Лично я — человек советский и не продвинутый в гомосексуальном вопросе — не обнаружила в повествовании секс-намёков. Тот персонаж, о коем яростно вещали депутаты и блогерши, показался мне обычным прихвостнем, подхалимом, сотворившим себе кумира. Тем паче действие картины перенесено в Галантное столетие, когда этикет навязывал приторную вежливость. Так увидела я. Допускаю, что "голубые" пикантности действительно включены в сюжет — режиссёр фильма, как говорят, признался. Но я — повторюсь — не специалист в сём вопросе.

В наше нездоровое, прямо скажем — тухлое время модно проталкивать идеи толерантности к секс-меньшинствам. Это с одной стороны. А с другой — точно так же принято везде "это" искать и потом — "бороться со скверной". Ощущение, что мы все находимся в каком-то социально-этическом тупике: не умеем сочинять сказки, не можем светло воспринимать их. Одни — пихают завуалированную пакость, прочие — ревностно её находят и потрясают кулаками в прямом эфире. Когда-то, ещё в эру брежневского Застоя, был популярен мультфильм "Голубой щенок" — мы, адекватные отроки, считывали его как рассказ о непохожести. "…Лица необщим выраженьем". В нашем пионерском детстве прилагательное "голубой" всегда монтировалось с романтикой: "Снятся людям иногда голубые города, / У которых названия нет". Голубые дали — это о необозримых пространствах, их следовало дерзновенно покорять, и "дали" — тут не глагол в прошедшем времени, а существительное во множественном числе…

У новой, точнее, очередной "Красавицы…" имеется другой недостаток: она сугубо вторична, ибо создана по мотивам известного мультфильма. Впрочем, нынче такое поветрие: и Голливуд, и мы дружно застопорились. Нет свежих идеек, а техника-то простаивает. И компьютерные прибамбасы-навороты всё качественнее и круче. Кто виноват? Вернее — что делать? О! Надо ваять второй-третий-пятый слепок былого шедевра! Тюнинг и апргейд. Так, отечественные горе-киношники раскрасили всё, до чего дотянулись их очумелые ручки, и отсняли килотонну халтуры на базе культовых картин (все эти "Джентльмены удачи-2", "Кавказская пленница-2","Служебный роман. Наше время" и т.д). Заокеанские господа с Фабрики Грёз тоже не прочь тряхнуть стариной — в прямом смысле этого слова. То выпускают на экран боевики с участием старенького Арнольда с не менее древним Сильвестром, то стряпают восьмой "Форсаж". Потому как стряпать "Форсаж" — пусть и восьмой — всяко прибыльнее, чем изобретать новинку. Такая вот осетрина второй свежести. Увы и ах, эра пост-пост-модерна, которая может длиться ещё много лет, благосклонна к повторным заходам и вторичным продуктам. Туда же и "Красавица…".

Сюжет о Красавице и Чудовище — один из базовых в культуре человечества, у каждого народа есть своя подобная сказка — народная или же авторская. (Тому пример — наш "Аленький цветочек", записанный Сергеем Аксаковым "…со слов ключницы Пелагеи"). Но вернёмся к французской истории, написанной Габриэль-Сюзанной Барбо де Вильнёв. Зрителю и особенно — киноману хорошо известна экранизация 1946 года, сделанная Жаном Кокто, — с Жозетт Дей в роли Белль и Жаном Марэ в роли Зверя. Манерно-эстетный, чарующий фильм, где изысканно поданы оттенки, нюансы, поверхности. Чёрно-белое полотно, в котором куда больше "цветности", чем в иных красочных действах. К счастью, французы не догадались всё это выкрасить, в отличие от наших маляров, испортивших стильную "Золушку". Потом было множество проходных, средненьких постановок и наконец — франко-немецкая версия 2014 года со специфичной Леа Сейду и блистательным Венсаном Касселем. И вот — очередная Красавица с очередным Чудовищем. Мне могут возразить: экранизация сказок и литературной классики — иная песня. Всё так, если бы, повторюсь, режиссёр Билл Кондон не слепил вариацию на тему одноимённого мульта 1991 года. Всё воплотили, чтоб не забыть — и говорящие чашечки, и жёлтое платье Белль, и даже львиную гриву Чудовища. Бесспорно, фильм получился великолепный и — пафосный. Картинка — не подкачала: интерьеры — волшебны, костюмы — фееричины, а сама Красавица — тоже, собственно… красавица.

Выбор на главную роль Эммы Уотсон — беспроигрышный вариант. Всемирно любимая Гермиона из "Гарри Поттера" сделалась талантливой взрослой актрисой, что в случае с "детьми-звёздами" — редкий случай. Уотсон плавно перешла на следующую ступеньку, не растеряв ни капли своего шарма. Возгласы критиков "Могли бы найти и покрасивше!" относятся к области грубой вкусовщины. Типаж актрисы — точное попадание в мультипликационный образ, с которого всё и началось. Характером и помыслами Белль, скорее, напоминает Ассоль — её так же считают чужачкой и белой вороной. Девушка упрямо не желает мириться с обыденностью маленького городка. Белль ждёт чуда и — принца. В отличие от Ассоль, она вычитала обо всём в старых книжках. Её отец — как и гриновский Лонгрен — мастерит изумительные игрушки на продажу, правда, не корабли, а мельницы, кареты и механических кукол. И алые паруса… обращаются аленьким цветочком.

Фабула разворачивается не в условно-запредельной стране, а во Франции XVIII столетия. История с географией оказались так важны, что авторы упоминают о чуме 1720-1722 годов, поразившей не только французские города, но и ряд европейских стран. "Это Франция! Добро пожаловать во Францию!" — звучит песенным рефреном. Вечная и недосягаемая грёза Нового Света — стать хотя бы подобием своих метрополий. Восторг, зависть, преклонение — всё это смешивается с американским гонором. Вы-то культурные, зато мы — богатые. Пресыщенные янки наезжали в Париж и скупали там всё ценное — от бриллиантов до картин, увозя с собой частичку старой Европы.

Франция в сказочно-голливудском исполнении вышла чрезмерно роскошная, причудливая, не всамделишная. К тому же, во всём присутствует какой-то нарочитый "колониальный стиль". И дело не только в чрезмерной прихотливости и гигантомании — в кадре много темнокожих артистов. Безусловно, в Европе XVIII века встречались выходцы из Африки, а некоторые даже занимали определённое положение — тому пример "арап Петра Великого". Однако это не было массовым явлением. Вы скажете: перед нами всего-навсего сказка! Тут всё допустимо, особенно бурная фантазия. Так я отвечу: указана конкретная страна — Франция. А не её колония, где, разумеется, происходило социальное сближение "белых пришельцев" с туземной знатью. Тогда перенесите место действия в какое-нибудь экзотическое владение, и пусть будет не Принц, а наместник Людовика XV. Так нет же — Париж и провинция Вильнёв, где проживает Белль. (Напомню, что фамилия автора сказки — де Вильнёв!) Кстати, в том самом городке священник — тоже… афроамериканец. Yes! Это сделано в угоду пресловутой политкорректности. Господам в Голливуде мало чернокожих положительных копов и таких же космонавтов (это нормально!) — им надобны негритянские кюре и джаз-примадонны в Галантном Веке. Борьба с расовым угнетением и прочим апартеидом — дело правильное, да только здесь уже иные берега. Точнее — подмена понятий. Афроамериканцы артистичны и музыкальны. В мюзиклах они гении. Но… при чём тут Франция времён Людовиков?

Интересно и с намёком снят поход горожан против Чудовища. Авторы хотели показать разрушительную силу толпы, а бунт — всегда — бессмысленный и беспощадный, будь он русский иль французский. Аллюзии в данном случае понятны — Революция 1789-1794 годов, отношение к которой до сих остаётся неоднозначным. Вдруг — в мгновение ока — банда "санкюлотов" превращается в участников… факельного шествия. Строй факелов, темнота ночи, марш и чёткое, агрессивное пение — что может быть печальнее в истории человечества? Эти сцены перенасыщены злой энергией: они напоминают о том, сколь страшна безликая масса, воспламенённая фанатиком. Отдельным пунктом хочется отметить великолепный саундтрек — это всё-таки музыкальное кино. Композитор Алан Менкен — профессионал в своём стиле и жанре. Спец по мюзиклам и — 8 "Оскаров". Конечно, можно придраться и сказать, что костюмы Галантного Века не сочетаются с "бродвейским" звуком, но… в данном случае докапываться — это лишнее.

В целом фильм производит недурственное впечатление, а отдельные фрагменты — просто шедевры. Но, увы, ни на минуту не отпускает ощущение "вторичности" и повторяемости. Создавать фильмы на базе популярных мультиков — дело кассовое и развесёлое. Но — тупиковое. Вторая свежесть осетрины. Вторичная красавица. Хотя и… красавица!

Поделиться:
Loading...
комментарии работают с помощью Disqus